Книга первая




НазваниеКнига первая
страница3/7
Дата публикации31.03.2013
Размер1,06 Mb.
ТипКнига
www.pochit.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4   5   6   7
Глава четвёртая

Если ты спасаешь других ценой собственной жизни,

не пиши завещание.

Может, откачают? Хотя… вдруг, нет?

^ Предусмотрительность, предусмотрительность?

и ещё раз предусмотрительность!

Тэм пришёл в сознание оттого, что его лицо протирали мягким и мокрым листом.

– Лоен? – Тихо спросил он.

– Я это. – Так же тихо раздалось в ответ. – Я тебя отравила, ты чуть не умер, кто же я после этого?

– Ты после этого моя любимая эльфийка. Даже Ядуксисом меня отравить сложно.

– Почему это? – полуобиженно-полуудивлённо спросила Лоен.

– Потому что я из КЯЗа. – Ещё более таинственно, чем в первый раз, заявил Тэм, садясь. Лоен фыркнула.

Луна читала. Она почти всегда читала.

Серафи медитировала. Она сидела на коленях, склонив голову на грудь и положа руки на землю. Силройн в то время опять шуршал у котелка. Убедившись, что Тэм в порядке, он спокойно занялся готовкой. Лоен решила прогуляться и вышла из леса на каменный выступ. Вокруг были поля, и видимость была превосходной. В небе двигалась какая-то тучка. Подозрительно двигалась – против ветра…

Умная эльфа подошла к Тэму и сказала о странной тучке.

– Лоен, это гарпии.… Это вапирьи гарпии. Луна же говорила, что они охотятся за ней! – Тэм хлопнул себя ладонью по лбу.

Они бросились к лагерю-полянке, и стали собирать вещи. Но Лоен никуда не пошла. Гарпии были уже близко, их можно было разглядеть, как следует. Тело женщины и тело хищной птицы. Все очень большие, значительно больше орла, и в отличие от северных гарпий, очень красивые. Почти все брюнетки. Даже чёрноволосые. Лоен и сама уже узнала вампирских подхалимок.

– Золотистый, ко мне! – негромко и переливчато присвистнула эльфийка и запрыгнула на спину к подбежавшему единорогу. – Золотистый, это гарпии, они опасны. От тебя требуется только скорость, но скорость такая, на которую только способны эльфийские кони. – Зашептала она не ухо Золотистому. Единорог понимающе кивнул, ободряюще фыркнул и бешено припустил по полю.

– Эй, эй вы! Да, вы, пернатые! Эй вы, куропатки неощипанные, курицы мокрые, индейки рождественские! А ну, поймайте меня! – услышали маг, эльф, ангел и вампир.

– Знакомый голосок, очень знакомый. – Прищурилась Луна. Они уже собрали на полянке все пожитки и спрятались в кустах. После этого крика все вновь собрались на месте бывшего стана и тревожно переглянулись

– ЛОЕН! – безошибочно и хором определили все четверо. У Тэма в ужасе округлились глаза. Серафи, уже встав на колени и молитвенно сложив руки, что-то бормотала. Колдовала, не иначе. Тэм, схватив оружие, злобно прищурился, превратив глаза в змеиные. Почему? Потому, что он из КЯЗа… Силройн, взмахнув посохом долго колдовал, образовывая вокруг всех четверых холодную преграду. Дело усложнялось тем, что любую минуту на поляну могла выскочить Лоен, и магу приходилось ставить ограничитель магии на одну талантливую эльфийку. Луна, сверкнув очами, облизнулась и выдвинула когти, как кошка. Когти у неё был и впрямь феноменально-вампирские: ярко-алые, твёрдые как камень и, когда захочет, длинные и острые. Когда Серафи поднялась с колен, они встали спина к спине.

Лоен, выбежав на открытое пространство, поманила за собой гарпий. Но те додумались разделиться – половина полетела к их стану, где уже были готовы к бою, половина – за Лоен. Эльфийка, продолжая обзываться, поскакала к лесу, но дальше, чем была лагерьная полянка. Единорог скакал быстро, но гарпии не отставали. Они тоже плевались, и кричали, угрожали, пытаясь спикировать на быстроногого Золотистого. Лоен, доскакав до леса, и спрыгнув с единорога, спряталась в ветвях на дереве и, подождав, пока гарпии долетят до её дерева, в погоне за Золотистым, выпустила несколько стрел, ни разу не промазав.

Тем временем, второй отряд женоптиц не бублики сверлил. Они удачно добрались до нужной полянки. На этом их удача закончилась. Во-первых, они, нарвавшись на силройновскую защиту, потеряли едва ли не четверть отряда. Четверо смельчаков и смельчаток дёрнулись, и закрыли глаза – так ужасно выли замерзающие гарпии.

- Воздух! – истошно заорал Тэм, непонятно зачем тыкая пальцем левой руки в гарпий, правой рукой тем временем швыряя в крупную особь (особу?) один из причудливо изогнутых клинков.

Серафи вновь упала на колени и что-то протаробарила, подпрыгнув из такого положения в сальто назад, и указала указательным и средним пальцами на двух белых гарпий с длинными волосами, паривших бок о бок друг с другом. В то же мгновенье на них с неба упали разряды голубых молний. Тут в дело вступила Луна. Она, громко взвыв, взмахнула руками, и с них сорвались неизвестно откуда взявшиеся маленькие ядовитые ножечки. Ещё полдесятка гарпий упали на едва успевшего отпрыгнуть Силройна. Потом Серафи, очень кинематографично и даже картинно расправила крылья, невесть откуда взявшиеся. Тяжело взлетев, она что-то крикнула – громко, но невнятно. Её меч, запылав огнём, красиво косил ряды сварливых полуворон. Некрасиво было только наблюдать реакцию оных полуворон на их кошение. Вдруг, раздался крик «Тобиус ангиэ Линтарьяэль!1» и последняя гарпия упала на землю без звука со стрелй в чёрном сердце, и Лоен выехала из зарослей на Золотистом. Она выглядела жутко – вся исцарапана, раны все в зелёной жидкости, волосы растрёпаны, одежда порвана. Она через силу судорожно улыбнулась и камнем упала на землю. Силройн подбежал и, осмотрев раны, задыхаясь от обиды, доложил:

– Отрава. Опять отрава! Через пару часов она умрёт…

Глава пятая

Клин клином вышибают.

Главное, не пытаться вышибить их ещё одним клином!

^ Из учебников по геометрии и медицине

– Лунный Свет? – быстро спросила Серафи.

– Здесь другой яд, – покачал головой Силройн. И злобно заскрежетал зубами. – Он химический, не животный. Даже удивительно, откуда вампирские гарпии взяли его…

– Силройн чем ты слушал? – укоризненно спросила Луна, обеспокоено садясь рядом с Лоен. – Я же рассказывала, Алконуя – заядлая алхимичка!

– Ой, господи и, правда. Я и забыл. – Повинился Силройн. – Надеюсь, у меня найдётся противоядие… – и Силройн стал быстро рыться в сумке и карманах балахона, – нет, ничего… – Силройн едва ни плакал.

– У меня должно быть – раздался хриплый голос. Девушки и маг развернулись и увидели Тэма. Все это время он стоял, ни жив, не мёртв. – У меня должно быть. – Повторил он.

– Но откуда? – изумился Силройн

– Лунные эльфы используют природный яд. Двойная доза вышибает остальные, – он слегка оправился и говорил уже ровно, – Если отравить Лоен этим ядом, – он закусил губу, – то он наверняка вышибет химические яды, а от яда природного есть Лунный Свет. Но мы всё равно, очень рискуем. – Тэм отвернулся.

– Если мы попытаемся, есть шанс на удачу, если же нет, шансов нет вообще. – Сказала Луна. Она тоже выглядела несчастной. И нервно грызла ноги, отплёвывая кусочки.

– Ладно, я попробую. – Сказал Тэм. – А вы поищите ещё Лунный Свет. Тот кончился.

Серафи взяла Молнию за золочёную уздечку и повела на ту полянку, где в прошлый раз Луна и Лоен искали лекарство для Тэма.

– Слушай Силройн, а если мы не успеем, ты сможешь ведь её воскресить? – спросила Луна

– Да, Луна, смогу.

– Значит ничего страшного? – Луна выглядела обнадёженной.

– Нет. Если я воскрешу Лоен, она снова умрёт. У неё заражена кровь. А с таким отравлением не живут и минуты, после воскрешенья. – Покачал головой Силройн.

– Стоп! Ты же говорил, что слёзы феникса лечат?

– Они лечат внутренности, не кровь.

– А… как? Разве кровь – не внутренности?

– Только органы, на жидкость – кровь, лимфу, и так далее они не распространяются.

– Зараза.

– То-то и оно…

Вернулся Тэм. Он нёс небольшую прозрачную скляночку, с чем-то ядовито-фиолетовым. У скляночки был странный колпачок – горлышко было легонько заткнуто красной пробкой, и было узким и плоским – очень удобно для нанесения яда на оружие. Он подошёл к Лоен и аккуратно нанёс зеленым листиком жидкость на раны – яд зашипел, запенился и впитался мгновенно. Луна удивлённо посмотрела на Тэма.

– Он же для оружия. Впитывается мгновенно, травит тоже быстро. – Отсутствующе ответил он на молчаливый вопрос вампирши.

Вернулась Серафи. Молния несла в зубах цветок Лунного Света, Серафи крепко держала её за челюсти, чтобы лошадь не начала жевать. Белой кобылице, конечно, руки хрупкой, пусть и довольно сильной девушки, не были помехой, однако это были руки хозяйки, а Молния хорошо понимала намёк. Тем более, такие непрозрачные.

Силройн подбежал ангеле с лошадкой, отобрал растение и стал разводить цветок с другими неаппетитными веществами.

Противоядие было почти готово, когда Лоен открыла глаза. Они стали, из бархатно-зелёных, бирюзовыми. Губы посинели, а кожа потвердела, как дерево. Её била крупная дрожь.

– Лоен! – крикнула Луна и бросилась к подруге. Тэм молча упал на колени, и его тоже забила дрожь. Серафи с ужасом смотрела на эльфийку. Вдруг она подбежала к Лоен и, положив ей руку на лоб, быстро пробормотала: «Листол, ангеолг нек холисне не ос алге витанье1. Лоен перестала дёргаться. Вновь потемневшие глаза закрылись. Губы вновь покраснели, а кожа стала мягкой и белой. Она снова лежала как мёртвая.

– Готово! – крикнул Силройн, подбегая к эльфийке со знакомой мисочкой, но жидкость в ней была уже не такая густая, и не серебристая, а переливающаяся, из синего в тёмно-фиолетовый. Он бережно влил ей в рот жидкость, а Лоен всё лежала без признаков жизни.

– Противоядие действует не сразу. – Пояснил маг. – Через десять минут должна проснуться.

– А яд действует сразу. Похоже, она не проснётся. – Ответил лунный эльф.

– Тем, не боись, проснётся. – Ободряюще похлопал по плечу Тэма Силройн. – Жива она, здорова. Дрыхнет просто. – Улыбнулся он – Не веришь, посмотри внимательно. – Он указал на Лоен. Она, и вправду, похоже, мирно спала. Кожа порозовела, носик засопел ровно. Она улыбнулась и перевернулась на бок.

– Ло-о-о-оен… – протянул Тэм и упал.

– Блин, опять обморок…. Припадочный какой-то эльф попался – сочувственно протянул маг. Все понимающе кивнули. Даже Тэм и Лоен.

Глава шестая

Если ты маг-профессионал,

это не значит, что рядовые ведьмы – слабее.

Может, они революционерки?

Или красавицы…

^ Красота – страшная сила!

Довольно долгое время они шли без приключений. До леса оставалось совсем немного, километров тридцать, а на таких лошадках они осилили бы это расстояние меньше чем за полчаса. Но на дороге вырос невесть откуда взявшийся городок. Пожалуй, даже табор. Силройн подъехал на Белочке к ближайшей женщине. Она была черноволосой, черноглазой в чёрном же платье. В руках у неё был посох, как у старухи, а на шее амулет. Она показалась Луне смутно знакомой.

– Здрасте, за беспокойство. Не подскажете, где это мы? – улыбаясь, спросил обаяшка-Силройн.

Женщина ответила глубоким грудным голосом:

– Это Виктолор, город ведьм, дорогой маг. Добро пожаловать вам и вашим спутникам. – Она поклонилась – Меня зовут Алкирья, я – верховная ведьма.

– О-о-о! Здорово, я – Силройн. Это – лунный эльф Тэм, лесная эльфийка Лоен. Это Серафи – ангел, а это Луна. Просто Луна. Они мои друзья. – Силройн предпочёл умолчать о происхождении Луны. Мало ли как отнесутся?

– Добро пожаловать – снова повторила Алкирья – у нас найдётся для вас и жильё и еда. Мы счастливы, видеть настоящего мага!

– Спасибо! – Силройн поскакал к друзьям. – Эй, ребята! Мы здесь свои, нас накормят, напоят, в баньке выпарят, и спать уложат! И всё на халяву!

«А халява наказуема!» – подумала Луна, но предпочла промолчать. Тем более что ведьмы и вправду выглядели осчастливленными.

«А про халяву я ничего не говорила!» – с удивлением подумала Алкирья, но предпочла промолчать. Тем более, что эти пятеро уже обрадовались.

Всё что им предоставили, было на высшем уровне. Прямо цыганский люкс! Они жили в том же доме, где и Алкирья, но она жила на втором, в правом крыле, а им достались первый этаж целиком, кроме кухни и левое крыло второго этажа.

Сколько они жили у ведьм, они сказать не могли. На самом-то деле, не больше пяти-шести дней, но, например, Силройн был уверен, что не меньше двух недель. Время текло медленно…

Ведьмы были всегда очень вежливы и учтивы. Всем пятерым каждый день давали великолепно-вкусную еду (ведьмы божились, что готовили, а не колдовали, чем и вселили в подозрительную Лоен сомнения), и странно вкусную воду. Она была особого вкуса, как будто, сок травы, разбавленной с родниковой водой.

Луна зашла в свою спальню. За окном был прекрасный пурпурный закат, и комната окрасилась в алые цвета, словно окно заменили гигантским рубином, и свет, проникающий сквозь него, был кроваво-красный, что с удовольствием отметила облизнувшаяся вампирша.

Луна потянулась и сладко зевнула. Переодевшись, она легла на мягкую кровать с красным атласным одеялом и вдруг почувствовала тревогу. Острую-острую, как скальпель. Ей казалось, что её режут, причём режут не снаружи, а изнутри. Она вскочила и прямо в красной ночной сорочке и выбежала из комнаты. Через небольшую площадку жила Лоен.

Она тоже в это время, уже переодевшись, собиралась спать, но загляделась на закат и вдруг тоже почувствовала явное беспокойство. Выбежав из комнаты, она попала на небольшую площадку между своей комнатой и комнатой Луны.

Серафи, единственная поселённая в левом крыле второго этажа, тоже в это время почувствовала тревогу и, вызвав крылья, выпрыгнула из окна вниз головой. Расправив крылья, она нырнула в окно площадки между комнатами Лоен и Луны, тут же сложив крылья.

Все трое ойкнули, буквально столкнувшись лбами.

– Девочки, я не знаю, что, но что-то плохое точно произошло. Я думаю Тему и Силройну сейчас нехорошо. Я стояла у окна и… – начала Серафи.

– Вдруг почувствовала тревогу! – хором закончили Луна и Лоен.

– Я знаю, со мной произошло то же. – Понимающе кивнули Луна и Серафи.

– Природа тревожится, – озабоченно покачала головой Лоен, – Происходит что-то странное. Меня Золотистый покусал. – Ло продемонстрировала ладонь, поперёк которой шёл длинный пунктирообразный ряд царапин. Луна хрюкнула.

– И небо нахмурилось. Закат окрасил тучи, а ещё минуту назад их не было. – Кивнула Серафи. – Пойдём к Тэму и Силройну.

Обменявшись бессмысленными, по сути дела, фразами, выражающими их отношение к ситуёвине, девочки заспешили в крайние комнаты первого этажа.

Там никого не было.

Когда они поднялись на второй этаж, о не нашли там никого, даже прислуживающих ведьм. Это существенно усилило их тревоги. Когда они зашли в комнату, где жил Тэм, они увидели следы борьбы. Очень явные. Пятна крови и пятерых убитых ведьм. Рядом лежали два меча Тэма. Луна наклонилась к полу и принюхалась. Неожиданно её глаза вспыхнули, как угли и стали такими же красными. Из-под губы выросло два тоненьких клыка, а ногти выросли и поалели. Но заговорила она нормальным голосом, лишь чуть-чуть дрожащим.

– Следы ведут в подвал. Тут их скрутили. Ведьм было немного, штук десять! – Луна удивлённо округлила глаза. – Что бы Тэма побил десяток ведьм? Ёлы-палы, ещё и безоружных! Они… ё! Они даже магию не применяли! И Силройна тоже привели сюда. Тэма схватили силой, наивного Силройна – обманом. – Луна покачала головой, принюхалась и поползла к столу. – Силу сказали, что у них тут есть алхимическая лаборатория. – Вампиресса нахмурилась. Всё, что касалось алхимии, на её взгляд, упиралось в понятие «Королева Вампиров». Она снова принюхалась, прислушалась и поползла на четвереньках дальше, она подползла к сплошной стене и уверенно сказала. – Они здесь.

– Тайный ход? – неуверенно спросила Лоен.

– Конечно, не замуровали же их! Но он очень хорошо замаскирован. Я даже предположить не могу, где он открывается? – растерянно сказала Луна.

– А вот тут. – Лениво проговорила Серафи, прикасаясь пером к едва заметной трещинке – и открывается только магией. Или пером ангела. Пером ангела открывается всё.

Они вышли на витую и сырую лестницу. Вокруг было очень темно, не единого факела. Где-то капала вода.

– Запах ведьменого пойла! – не удивилась Лоен. – Пахнет их водой. Я знала, что это опиум.

– Ты чё несёшь?!

– Точнее, не опиум, нас опаивали, и наши спутники, пившие это, ослабли. – Поправилась эльфийская лингвистка. – И что, никто не догадался сказать им об этом?

– Дык не дети, сами, я думала, догадаются!

– У-у-у…

– Мне предоставляли томатный сок. – Мечтательно облизнулась Луна, прослушавшая реплики подруг. – То есть я его воровала с кухни.

– А я питаюсь манной небесной. Очень вкусно. Хотите попробовать? – послышалось бормотание, вспыхнула голубая вспышка, и в руках Серафи появились факел и мисочка голубой, искрящийся и очень густой субстанцией. Она распространяла свежий запах мороза, апельсинов и хвои. В подземелье сразу запахло Новым годом.

– Хочу. – Призналась Лоен.

– Стоять-бояться! Кто идёт спасать пацанов, а кто ужинать? Я спасать! – одёрнула её Луна.

– Всё бы тебе издеваться. – Укоризненно протянула Серафи. – Видишь, человек… о-о-о, эльф, кушать хочет!

– Перехочет! Тема и Сила там может, уже замучили эти мерзкорожие бабы, а мы тут завтрак ужинать будем? Ну уж фигушки!

– Ладно, я понимаю, тоже эльф. Пойдём. Только в животе у меня всё равно очень грустно. – Уныло призналась Лоен и достала из-под платья лиственную фляжку и отхлебнула из неё. – О, теперь весело. Как в день рожденья. Это вода Лоригона. Потом о ней расскажу. – Пояснила она удивлённой Луне. – Хочешь? – Луна кивнула. Лоен дала ей отхлебнуть. Та вытерла тыльной стороной ладошки рот и поцокала языком. Видимо, ей понравилось.

– Пойдём.

Так они шли и шли и ещё раз шли. Довольно долго, часа два. Пожалуй, они уже ушли под землю на километр. Тут Луна не выдержала:

– Блин, мы уже три часа шкандыбаем и не искорки!

– Искорки есть. От факела. – Неосторожно пошутила Серафи.

Тут Луна впала в истерику.

– А ты, чё, самая умная? Охренительно умная! Просто гениальная! А ты, тупая! Да! Вы обе ненормальные!

– Ты что орёшь? – Лоен опасливо покосилась на подружку.

– Я есть хочу! – взвыла Луна и превратилась.

– Вот те на… – только прошептала ангела, а Луна уже оскалилась и бросилась к Серафи. Тут Лоен, как раз собиравшиеся опять отпить из своей фляжки, с птичьим вскриком плеснула Луне в лицо воды Лоригона. Вапиресса упала, задёргалась, и превратилась обратно.

– Во, фокусы. – Прошептала Лоен. Луна тем временем поднялась и, отряхнувшись, спокойно сказала:

– Пардон.

Лоен и Серафи сели, где стояли. Луна, престав наводить красоту, спокойно воззрилась на подружек. Те офигело сидели, удивляясь до глубины желудка перепадам настроения вампы.

– В чём дело? – удивилась Луна.

– Да так, просто устали. – Сипло доложила эльфийка.

– Хватит отдыхать, пора мальчишек спасать! – Луна вдруг разулыбалась и заговорила стихами. – Никуда они без нас, как без шкурки ананас!

Лоен передёрнуло.

– Вот, нифигасы-рифмы. – Прошептала эльфийка на ухо Серафи. Та сочувствующе кивнула. Она уже поняла, что Луна рехнулась. Причём, конкретно. Тут Луна злобно зарычала и стала кидаться.

– А ну, ноги в зубы, шагом марш на ушах! А ну, быстро встали и подрапали! А ну, пошли этих … спасать! – Луна выругалась, и вдруг разревелась.

– Бедные мальчики! Ах, ах! Бедные, глупые, попались на удочку этих нехороших ведьм… – тут ей овладел тот же азарт, что у ищейки, бодро бежавшей по следу. – Скорее, я их чую! Пойдёмте же, быстрее.

– В одном она права – пора идти. Мы и так засиделись здесь. – Встала Серафи – А почему наша белозубка красноглазенькая чебурекнулась, я догадываюсь. – Серафи значимо посмотрела на Лоен, а потом перевела взгляд на лиственную фляжку.

– Вода Лоригона… – прошептала эльфа – побочное действие… бли-и-и-ин… – Лоен повернула фляжку задней стороной и увидела рекламную наклейку. Всё как положено – реклама, способ применения, состав и… побочные действия.

– Временная потеря памяти, необдуманные поступки, резкая смена настроений, насморк, обильное потоотделение, рвота, обмороки, и… смерть. – Зачитала эльфийка. – Хм… а мне нравится. – Лоен равнодушно отхлебнула.

– М-м-м, я предполагаю, чем ей можно помочь. – Неуверенно протянула ангела. – Сейчас она – человек. Это хорошо. Она хороший человек?

– Я знаю её не намного лучше тебя. По-моему – хороший. – Пожала плечами Лоен.

– Рискнём. – Решительно кивнула Серафи. – ^ Тореус, ило эддигос силлосис, лоус иг! – торжественно пропела Серафи. – На креанторене, языке тайных церквей и орденов просвещённых монахов, это значит – «очнись, о неразумное дитя, от чар» – прошептала Серафи на ухо Лоен.

– Ага, дитя. Нифи… ничего себе детишки пошли! – раздражённо буркнула Лоен.

А дитя, которое неразумное, очнулось. Луна окуталась коконом голубых искр и, когда кокон рассеялся, засветилась голубым светом будто бы изнутри.

– Девочки, пора идти. – Озабоченно сказала она. – А то, нам уже некого будет спасать!

– Свинство, она опять за свое! – вскричала шёпотом Серафи. – И знаешь что самое мерзкое? – она повернулась к Лоен. – Она права!

Ещё час они шли. Потом они пришли. Они пришли к золотой (!) двери с серебряными скобами, украшенной россыпью алмазов и сапфировым замком. Приглядевшись, девушки заметили, что камни рассыпаны по двери не хаотично, а изображают восьмигранную звезду, внутри которой находилась ещё одна из рубинов, перевёрнутая, пятиконечная. Ведьмы явно потратили все деньги или волшебство на дверь – камешки располагались с большими промежутками, рисунок едва угадывались. Из-за двери раздавались визгливые крики.

– Ой, какой милый кролик! – кто-то истерично захохотал. – Хорошенький, миленький, жалко только худенький! Ну, ничего, остроухий крольчонок, у эльфов мясцо вкусненькое, хорошенькое!

– Тэм! – в ужасе прошептала Лоен. Из-за золотой двери было слышно плохо, Луна и Серафи приникли ушками к двери, а Лоен гордо отказалась – у неё эльфийский слух. Луна осторожно заглянула в щель между косяком и дверью. Тут раздался дикий визг и громкое рычание. Какая-то ведьма злобно прошипела противным голосом:

– Ну, ничего, «милый» кролик, скоро из тебя будет очень милый шашлык, тварь кусачая! – послышалось отчаянное царапанье, будто кто-то скрёб не то камень, не то сталь, из-за двери было сложно разобрать такие нюансы. И ещё раздалось рычание. Злобное. Кроличье.

– Чего стоим, кого ждём? Я иду! – крикнула Луна и, прошептав что-то, прошла сквозь побледневшую, но, вроде, не от ужаса, дверь. Послышался сдвоенный визг, царапанье длинных ногтей, а потом звук вытаскиваемого из ножен кинжала.

– Лоен, бегом в дверь! – крикнула Серафи и проскользнула сквозь дверь, вслед за Луной. Лоен, чуть задержавшись, тронула вновь потемневшую и твёрдую дверь рукой. Дверь оплели мощные ветви и лозы, они быстро выломали дверь с мясом. Комната, в которой оказалась эльфа, была маленькая и очень похожая на лабораторию. Лоен спустила тетиву раз, другой, третий… Вскоре стрелы кончились. Ведьмы тоже. Осталась только одна. Надо заметить, что кроме неё и Силройна, видимо оглушённого, как понадеялась эльфийка, в комнате больше не было живых людей. На полу, скаля зубы, сидели трое кроликов. Абсолютно разных. Лоен, вырвав из тела ближайшей ведьмы стрелу, прицелилась в Алкирью. Та злобно шипела, но колдануть не смела – первая же стрела Лоен сняла с неё амулет, теперь она не была защищена. Ёжику было понятно, что Лоен отпустит тетиву быстрее, чем ведьма сможет сделать сложный жест. Только теперь эльфийка заметила, что она победила от силы ведьм пять – остальные уже лежали.

– А ну, колись, что за кролы? Если я их знаю – тебе копец… – процедила Лоен, держа шипящую, как змея ведьму на прицеле. Когда она волноваась, она начинала бузить и хамить почти без повода. – Колись! – грозно вскричала эльфа. – А не то, – тут она ухмыльнулась, – я тебя уколю. Сердечные колики – страшная вещь! Особенно – от эльфийских стрел!

– Знаеш-ш-шь ты их, мерз-с-ская рож-жа! Кинж-ж-жал тебе в з-з-зад! Твои друж-ж-жки, ч-чтоб их, с-с-сволочь! – прошипела ведьма.

– От такой и слышу! – привычно огрызнулась «мерзкая рожа с кинжалом в заду». До эльфы не сразу дошёл смысл алкирьевских слов. – Тэ-э-эм! Луна-а-а! Серафи-и-и! – взвыла она. Если бы Лоен посмотрела на кроликов не так бегло, она обратила бы внимание, на острые клыки и красные глаза стройной, чёрной крольчихи. И на острые, как кинжалы уши белого кролика, мрачно на неё смотревшего. И на маленькие, куриные крылышки золотой, с серо-голубыми «топиком» и «шортиками» крольчихи, тоже бы обратила внимание.

– Силройн жив? – коротко спросила Лоен. – Не рыпайся, дура, ты у меня на мушке!

– Жив твой маг! Оглушён он просто. – Злобно доложила ведьма

– Эй, ведди, не делай такой жест! Ещё раз, и стреляю! – предупредила эльфийка

– Р-р-р! – «ведди» кинулась с ножиком на Лоен. Тенькнула тетива кедрового лука, и Алкирьи не стало.

– Ой, Тэм, тебя не признать! – стрессово умилялась слабонервная Лоен. – Ой, Луна! Я тебя и не узнала! – она полезла гладить чёрную крольчиху с зубками. – Брови выщипала, что ли? А Серафи подстриглась, да? Нее, лучше с длинными волосами. Ой! – рыжеватая крольчиха, которую эльфа начала гладить, больно куснула её за палец, замахала крыльями, и подлетела к большому столу, на котором были чернильница с пером и лист. Кроля села на стол и, взяв в лапы перо, сосредоточенно стала писать что-то красными чернилами, при этом забрызгав всю грудь. Потом она ответственно взяла записку в зубы и, вновь воспарив, постучала лапой по лбу эльфийки, и показала записку. Лоен вгляделась. На записке было накарябано три коротких слова, заячьим почерком. То бишь криво, еле понятно, но ответственно. Лоен неуверенно и громко прочитала:

– «Расколдуй нас, дура» – медленно прочитала она. – Вас – это кроликов. Ясно. Расколдуй – тоже понятно. А дура – кто? – непонимающе спросила Лоен. Чёрная крольчиха высоко подпрыгнула, и, с размаху приземлившись на мягкий кожаный сапог Лоен, вцепилась ей ногу. На сапоге, легко блокирующим как магию, так и железо, появились две маленькие дырочки.

– Ясно-о-о! – взвыла Лоен. – Как расколдовать-то? – Серафи взяла её лапами за лицо и повернула голову Лоен к Силройну. – О’кей. Ясно.

Тэм всё это время угрюмо сидел и понуро смотрел в пол чёрными глазами. Вдруг он по-человечески, но с кроличьем акцентом сказал:

– Это я виноват. – Лоен, сделав квадратные глаза, медленно повернулась к Тэму.

– Так вы разговариваете?

– Нет, Лоен, только я.

– Почему?

– По тому, что я – эльф.

– Ясно.

– Тэм?

– Что?

– Силройн не будиться! – Лоен нервно теребила мага за плечи. – И, кажется, не дышит…

– Что? – подпрыгнул эльф, забывая, что он кролик. – Дай мне. – Эльф-кролик подошёл к Силройну и, подпрыгнув, с размаху ударил его лапами в грудь. Ноль. В смысле реакция нулевая. Лоен, вспомнила, как ей на ногу приземлилась Луна. И это была лёгкая крольчишка, а на ноге Лоен был прочный эльфийский сапог. На Силройне не было ничего, кроме брюк и кожаных сапог. Тем пошатнулся и упал на хвост.

– Ё-моё! У него грудь – каменная! – простонал Тэм, чисто по-человечески потирая лапы. Лоен осторожно потрогала Сила за рёбра. Он и впрямь был как каменный, ещё и холодный. Тэм приложил ушко к груди мага.

– Мёртв! – с ужасом выдохнул Тэм. Лоен стало труднее дышать. Вампиресса в то время сидела рядом, и встревожено смотрела Силу на висок. Когда Тэм сказал, что маг мёртв, она протестующе замотала головой. Мол, нет, кровь пульсирует. Серафи в это время парила над эльфами и пыталась что-то бормотать. Получалось скверно. Бормотать-то бормоталось, но не то, что нужно. Даже вместо «Элтикрифон» получалось «ррикршшшифон». В конце концов, ангел-кролик перестала мучиться и села на плечо вздрогнувшей Лоен и что-то проворчала ей на ухо.

– Точно! – возликовала Лоен.– Помнишь его зелье, Тэм? Которым он твоих друзей травил? Оно должно быть него в сумке, – упавшим голосом сказала Лоен. – Мы часа четыре сюда тащились! Не-ус-пе-ем! – по слогам проговорила эльфа.

– А нас за полчаса дотащили! – удивлённо вскинул уши Тэм.

– Где ход?

– Дуй за мной. – Тэм подбежал к глухой монолитной стене голубого цвета, на которой висело множество полок – нажми на третью полку, мне не дотянуться. – Сказал Тэм и, подпрыгнув, ударил лапами в третью полку. Приземлился неудачно – на бок и ударился головой. – Беги! – прошептал он. Луна резво сиганула в открывшийся проход, Лоен за ней. Они попали на чистую, хорошо освещённую лестницу – кролик-вампир отлично чуял ведьмин запах. Через пять минут они вышли на ту самую винтовую лестницу, через едва заметное в темноте окошечко. Сумка Силройна валялась рядом с кроватью. Луна, порывшись в ней, выудила светло-синее зелье и отгрызла горлышко. Немного зелья пролилось, и Луна его слизала. Через секунду, на глазах у изумлённой Лоен, крольчиха выросла, побелела, уши втянулись, и она окончательно превратилась в голую Луну. Вапирюка, покраснев, обернулась силройновским покрывалом и, пробормотав что-то, отправилась вниз.

– А как ты узнала, что это за зелье? – любопытно спросила Лоен

– Кто-нибудь меня вообще слушает? – возопила Луна. – Вампиры днём – потрясающие алхимики! Это передаётся после укуса, как и жажда крови, из-за первой королевы, вздумавшей ввести такой закон в кровь! – из покрывала она выудила невесть откуда стыриное кроваво-красное зелье и облизнулась. – Заныкай подальше, упрут ить. – Сердечно попросила вампа Лоен. Та послушно взяла флакон и спрятала в кармашек коротенького платьица. – Это не то зелье. Нам то не нужно. Он жив, только заколдован. Это очищающее зелье – снимает все чары. – Пояснила Луна.

Когда они пришли, их взглядам предстала удивительная картина. Кролик-Тэм и Силройн лежали рядом, а Серафи летала от одного к другому и бережно лечила обеих мануальной терапией. Тэм-кролик лежал на спине, когда Серафи массировала его заячьи виски. А когда надо было лечить Силройна, Серафи аккуратно садилась на каменную грудь и легонько прыгала на ней.

– Серафи, хочешь стать человеком? Мы тут зелье притащили, что бы наши двое любимых кроликов, стали человеками! – радостно крикнула Лоен. Серафи грозно на неё посмотрела и приложила коготь ко рту. Потом поковырялась у Силройна в ухе, и за чем-то засунула коготь ему в нос. Потом кивнула. А потом подошла к девочкам и подёргала зубами Луну за покрывало. Та вытащила и «платья» неизвестно когда взятый пузырёк с голубой жидкостью и влила чуть-чуть Серафи в ротик. Ангела стала разительно меняться. Выросла, золотистая шерсть на ней перетекла к голове и стала волосами, серо-голубые пятна исчезли. И вот перед девушками стояла совершенно голая красная и злая Серафи. Ангела, точно как Луна, что-то злобно пробормотала и стащила небольшую тёмно-синюю драпировку со стены и обмоталась. В отличие от покрывала в комнате Силройна, драпировка на ангелессе выглядела как мини-платье. Луна и Серафи быстренько перерыли всю лабораторию, но своих вещей так и не нашли. Пришлось одеваться в платья ведьм.

– Выгляжу, как чучело! – злобно пробормотала Серафи и плачущим голосом взмолилась: – Архангел Михаил, покровитель воинов, отдай мои вещи!

– Обойдешься, – был громоподобный ответ. – Что за ангел такой, потерял форму и сразу в плач? Не отдам. Она моей ученице, знаешь, как идёт! – хихикнул голос. – Но-но! Я пошутил! – прикрикнул голос, потому как Серафи уже расправила материализованные крылья. – Пока! – послышался оглушающий гром. Видимо удаляющиеся шаги. Потом послышался лёгкий щелчок, и звук смолк, как будто его обрезали.

Луна углядела на полке красивое жемчужное ожерелье и быстренько спрятала его в многокарманное платье. Потом отошла от полки и с невинным видом встала рядом со злой Серафи. Говорить об ожерелье она не захотела – её стала давить жи-и-и-ирная жаба.

– Вот так. – Серафи мрачно поглядела на мужскую половину отряда. – Тэм проснулся.

Тэм, всё это время и вправду, лежал на боку и …храпел! По-заячьи. Тут он поднялся и, посмотрев на девушек, обнаружил, что Серафи человек. Он не обратил внимания на одежду. А зря! Серафи поднесла к его кроличьему рту флакончик и отвернулась, когда тот отхлебнул. Через насколько секунд послышался возмущённый вопль. Девушки, деликатно отвернувшись, захихикали, так как одежды Тэма не было! Зато была одежда ведьм…

Девушки, похихикивая, сели у лестницы в дверном проёме и стали обсуждать, куда одежда девалась.

– Я знаете, что думаю? – глубокомысленно завернула Луна. – Я думаю, что наша одежда стала окрасом кроликов. Я была в чёрном платье, стала чёрной крольчихой. Ты, Серафи была в голубом костюмчике, на теле у крольчихи-Серафи были серо-голубые пятна. Вот с Тэмом странно. Он же был в чёрно-белом костюме, а кролик был просто белым, а не чёрно-белым. Я думаю, его одежда найдётся.

Послышался кашель. Девочки оглянулись и зашлись в приступе нечеловеческого хохота. Перед ними стоял Тэм. В ведьменском платье. И недовольно смотрел на них.

– И что собственно смешного? Не вижу! – заявил он, на что подружки ответили дружным залпом повизгивания и хрюканья. И дрыганья ногами.

– Тэ-э-э-эм! Ни слова больше! Я взорвусь! От смеха-а-а-а-а-а! – смеялась Лоен. Когда все угомонились, то признали, что даже в платье Тэм выглядит неплохо. Не даром многие эльфы ходят почти-в-платьях. «Не даром, – подтвердила Лоен, – за деньги. Модели». Слово взял Тэм.

– Я не понял, Силройна кто-нибудь будет воскрешать? – вопросил он и упёр руки в бока. Девчонки по-поросячьи завизжали и едва не подавились от смеха слюнями. После того как они отхохотались, Луна взяла флакончик и напоила мага. Силройн тут же очнулся.

– О, это, как я понимаю, моя настоечка, воры? Моя, родимая! – защебетал он – Слизь змеи, глаза рыбки Самони-нип и растворитель из слюней детёныша ящера Эри-пэри! Ой, красавицы наши, живы-здоровы! Серафи, Луна, Лоен, Тэ… – у мага отпала челюсть. – Тэ-э-э-э-эм? – спросил он и свалился на землю, задыхаясь от хохота. Вроде бы платье на Тэме сидело нормально, но было одно «НО». Платье было женское, с намёком на грудь. Силройн катался по полу, дрыгал ногами, визжал и похрюкивал, бил руками в пол, но не мог оправиться от зверского приступа хохотизма.

Когда они поднялись, парниши пошли искать свои вещи. К счастью, оба нашли. К их счастью. Когда Тэм явился в обычной одежде, все грустно потупились. Всем стало жаль. В роли клоуна Тэм был неподражаем.

Через несколько минут после того, как они вышли из спящего табора, забрезжил рассвет.

Через несколько часов, после отправления, перед ними предстал город.

Ребята отлично понимают, во что я их впутываю, но идут со мной до конца. Они очень хорошие, но, похоже, не осознают всей опасности, исходящей главным образом от меня. Я их не понимаю. Хищницы ночи давно ведут охоту. Должно быть, ребята думают, что Королева мечтает о власти. Неужто они не догадываются, что она мечтает о дочери? Грустно-то всё как, как запутано. Мы с ребятами идеально дополняем друг друга. Ну-ка, разберём нас на гаечки.

Лоен: вредная, въедливая, вспыльчивая, с острым язычком, но вместе с тем, неисправимо романтическая и мечтательная, о чём, возможно, сама не знает.

Тэм: холодный, излишне спокойный, хладнокровный. Но незанудлив, спокоен, уравновешен, не склонен к паникёрству, в отличии, кстати, от своей невесты.

Силройн: шебутной, несерьезный, неисправимый оптимист (хотя это, возможно, и плюс!), но он будто обогревает всю нашу компанию. Солнечный маг, одно слово!

Серафи: болезненно щепетильна в вопросах религии, но в целом спокойна, справедлива, плюс – отличный лекарь.

Я: хоть и хищница, но убийства не люблю, от обострённого чувства социальной справедливости не страдаю, без повода не хамлю, оптимистична в меру – ну да это не странно – какое у меня может быть будущее?

В целом, мы могли бы создать Противостояние. Лоен, любящая перевирать притчи и поговорки без вопросов бы ополчилась против сверхсправедливой Серафи, а Тэм и Силройн вообще схожи только тем, что оба принадлежат к мужскому полу.

^ И ещё. Мне кажется, что я их уже видела. Встречала. И самое странное, я чувствую, что они тоже думают, что я их встречала. Что-то здесь не то.

Да… хорошо ли, плохо ли, но скучно нам вместе точно не будет!

^ Из дневника Луны

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Книга первая iconКнига первая книга вторая книга третья книга четвертая книга пятая книга шестая книга седьмая
Отцов, созданы задолго до появления видимых существ. Дабы обмыслить это пророчество и определить дальнейшие действия, Сатана повелевает...
Книга первая iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Книга первая iconКнига первая. К.: «София»
Эта книга написана вовсе не для того, чтобы быть просто прочитанной. Её бесполезно хранить — ею надо пользоваться
Книга первая iconКнига первая
Велесова книга — первый полный литературный перевод на русский язык священных текстов новгородских волхвов IX века. Велесова книга...
Книга первая iconКнига первая

Книга первая iconКнига первая

Книга первая iconКнига первая

Книга первая iconКнига 8 часов
Мир и лад. Что объединяет поле, школу, семью? Мир. Лад. Согласие. Уважение. Первая книга. Дети с любовью создают свою Первую книгу....
Книга первая iconКнига первая: Золото, железо, кровь или любовь?

Книга первая iconКнига «Садисты» ипервая глава книги «Мутанты»
Книга «Садисты» и первая глава книги «Мутанты» нужны были для того, чтобы читатель почувствовал дух мутантов
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
www.pochit.ru
Главная страница