Книга первая




НазваниеКнига первая
страница5/7
Дата публикации31.03.2013
Размер1,06 Mb.
ТипКнига
www.pochit.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4   5   6   7
Глава девятая

Волки – фауна, Варги –

фауна, волкодлаки – тоже фауна.

Но очень вредная фауна!

^ И щёлкаю затвором!..

.

– Завтра днём вас отведут к Коронованному Единорогу, – сказал Фекердан, уходя с бала – прошу вас предстать перед Владыкой утором.

– Фекери, а что это за Владыка? – мурлыкнула Луна, ласково улыбаясь. Фекердан смутился и отвёл глаза. Луна пакостливо хихикнула.

– Это главный эльф, его зовут Харадон. Он наверняка будет вам рад.

– Ну и ладненько.

Вот так и кончился этот романтичный тусняк. Ой, чего-то плохо построена фраза! Лучше так: «Вот так и кончился этот романтичный бал»! Нормуль? Нормуль!

Ночью Тэм и Лоен сидели, обнявшись, и любовались звёздами.

Лоурон в созвездии Меча. В ближайшее время точно произойдёт что-то связанное с кровью, – грустно сказала Лоен.

– Лоен, посмотри! – Тэм улыбнулся и кивнул на зелёную звезду, сиявшую над их головами, – Сейровин в Древе. Скоро должно произойти что-то очень хорошее.

– Парадокс! – поразилась Лоен.

– Хм, странно…

– Фекердан! Не пугайся, это я, Луна. Я тебя не съем! Во всяком случае, не сейчас, я же недавно ела… – Луна тормошила Фекердана, – Гляди – Лоурон в Мече, а Сèйровин в Древе! К чему бы это, а?

– Нет, нет Луна, ты гость, твое желание – закон, но пожалуйста, диктуй законы ближе к обеду!!! К чему Сейровин в Древе? К тому, что я сейчас конкретно колдадну в лоб заклинанием превращения в белочку одной симпатичной кровопийце. У-у-у! Садистка! – мучительно отпинывался спящий Фекердан.

– Фекери, это серьёзно!

– Не называй меня Фекерей! С какой стати?

– С той, что володлаки в эльфийских лесах не являются распространённой фауной! А что они флора, не поверю ни за какие коврижки! – зашептала ему на ухо Луна, не забывая во всю колбасить эльфа за плечи.

– Чего? – мгновенно проснулся рейнджер. – Где? М-м-м! – отчаянно замычал он, так как рот закрывала узкая ладошка Луны.

Тут из кустов вышла стая, волкодлаков – здоровенных волков-вампиров. У каждого на спине была повязка красного цвета, с меткой Королевы Вампиров – раскрытые вампирьи клыки с красной каплей между них. За кустиками виднелись ещё волки-вампиры… и ещё… и ещё…

– Ой-ё! – только и сказал Фекредан, и мгновенно дунул в город – будить стражу.

– Блин-оладушек! Ухажёр, чтоб его! Натуральный ухажёр – ушёл, гад такой! – злобно прошептала Луна и, прильнув в тени, стала незаметной. Нинзуцсу искусство быть невидимым. Или не нинзуцсу? Ладно, это не принципиально… Вампа побежала будить друзей.

– Вставайте, сони! Враг пришёл! Сейчас выпотрошат вас водкодлаки Королевы и всё! – тормошила она их. Но друзья упорно не желали просыпаться. Они отпихивались ногами, мычали и грозились пульнуть заклинанием, или вообще чем-нибудь тяжёлым. Луна совсем озверела и, набрав воды, облила друзей. Когда все выругались, Луна молча показала на волкодлаков, молча озирающихся поблизости.

Тэм, ни секунды не раздумывая, упал на колени. Его затрясло, тело эльфа скрылось в клубах белого дыма, и уже через четверть на месте Тэма подняла голову огромадная змея… белая. Зато совершенно ненормальных размеров. Варг, мимоходом кинувшийся на большую белую угрозу, отлетел с перекушенным горлом.

– Ш-ш-ш! – громко прошипел Тэм. – Сдохни, волчина!

На Серафи это произвело редкостное впечатление. Тем временем, Тэм наклонил голову вправо, словно оценивая противников, зашипел, и бросился в бой. Силройн словно соглашаясь, кивнул и перекинулся во льва! Серафи взлетела и наколдовала себе метательные ножи и диски и стала с увлечением, как в тире, бросаться ими в волков. Лоен, вскочила на всегда находящегося при ней Золотистого, и перерезала горло прыгнувшему на неё сзади волку. Луна при виде крови в прямом смысле озверела – превратилась в вампира.

Тут подоспели эльфы-хозяева. Ровно двадцать. Половина с луками, быстро, как опытные макаки залезли на ветви деревьев. Другая половина с мечами, кинулась в бой.

– За Харадона!

– За Ликлонтори!

– За Лорилогниен!

– За Коронованного Единорога! – слышались отовсюду крики эльфов.

– За Господа Бога! – кричала Серафи.

– За Ферномеран! – кричала Лоен.

– За любовь! – кричал Тэм.

– За мир без вампиров! – кричала Луна.

– Р-р-р-р! – кричал Силройн, который, в отличии от эльфа, не мог говорить в звериной форме. Почему Тэм мог превращаться в змею? Потому, что он из КЯЗа…

Фекердан тем временем лежал на спине в луже то ли собственной, то ли чужой крови и равнодушно смотрел на склонившуюся над ним морду Варга.

– Вот и всё… – прошептал он.

* * *

К Фекердану, прихрамывая, подошёл лев и как-то странно посмотрел на него. Потом сделал кульбит назад и превратился в слабо улыбающегося Силройна. Луна, тем временем, громко мыча от боли, и едва не теряя сознание, пыталась регинирировать глубоко прокушенную ногу метрах в пятидесяти, за деревьями.

Силройн вздохнул. Последняя порция Vivifying water! А она могла так пригодиться. Вдруг маг выпучил глаза. На ум ему пришла странная догадка. Эта догадка его ОЧЕНЬ не радовала.

Подошла Серафи. Она была вся в царапинах, на голове ссадина, а крылья солидно выщипаны. Впрочем, на ней всё заживало прямо на глазах. Её ухитрились сбросить на землю, и крепко покусали.

Тэм незаметно перекинулся обратно в человека. Он упал. В глазах двоилось, и вообще было что-то вроде звездопада. Руки и ноги не слушались. Припадочный Тэм незаметно и тихо сполз в обморок.

Лоен тоже упала с Золотистого, потеряв сознание.

Все эльфы, попавшие под клыки волкодлаков падали на землю и благополучно вырубались.

– Силройн, что с ними? – в испуге спросила Серафи. Никто и не заметил, как под шумок удрала заживившая ногу Луна.

* * *

В такие дни Луна очень любила посмотреть на свою тёзку – луну. Она тихо раздумывала, что это, вполне в духе Королевы. Подмешать волкадлачатам в яд зелье «Эльфиниам», смертельное для эльфов и отправить разносчиков на территорию леса Ликлонтори, который испокон веков был закреплён за эльфами и нечисти сюда дорога была заказана. Любой вампир может это сразу отличить по синеватым оттенкам слюны. Если волкадлак, впитавший этот яд, укусит эльфа, то у эльфа начинается серьёзная болезнь, предполагающая полную парализацию тела в течение недели. Как правило, такой яд Королева использовала на предполагаемых жертвах – кровь становиться – объедение!

Луна заплакала. Ей стало жалко Тэма, Лоен и… Фекердана. Недавно тихие всхлипывания переросли в плохо контролируемую истерику…

* * *

– Лоен, как ты? – над эльфийкой склонилась встревоженная Серафи. Лоен огляделась. Даже глазные яблоки двигались с трудом, не говоря уже о руках или ногах.

– Что со мной? – голос её звучал очень тихо и слабо, Серафи едва услышала. – Где Тэм? А Луна? А Силройн где?

– Лоен, не пытайся встать! – придержала Лоен за плечи Серафи, – в твоём состоянии вредно делать лишние телодвижения. Тэм – вон, у стены, с ним Силройн. Мы до сих пор не можем понять, что с вами. М-м-м… догадки есть. Не беспокойся, мы вас вылечим.

– Где Луна? Она в порядке? Надеюсь, нас – это только меня и Тэма?

– Нет… – Серафи виновато склонила голову набок. – Ещё другие эльфы. Луны здесь нет. Надеюсь, она в порядке…. Спи. – Серафи провела рукой над лицом эльфийки и дала понюхать какую-то сушёную травинку.

– Я не хочу спать… – промямлила Лоен и откинулась в забытье.

Лоен видела, как скользит по граням реальности. Видела их мир, космос, раскрашенный ультрамариновыми, изумрудными, бордовыми и фиолетовыми цветами, разнообразный цветом сверкающих звёзд. Видела, как шар мира раскладывается, распускается цветком. Лоен засасывает в середину, и вот она уже сидит на розовом цветке. Она маленькая, меньше пчёлки. Над головой простирается океан неба, в котором играет радуга, рассыпаясь разноцветными искрами на землю. Там где упадёт искра – вырастает цветок. Рядом ещё несколько разноцветных цветков, ярко выделяющихся на фоне изумительно зелёной травы. На них сидят другие эльфы. Многих она не знает, но понимает, что они из леса Ликлонтори. А вот и Фекердан! А рядом, на соседнем цветке сидит Тэм. В глазах его недоумение и восхищение этим зрелищем. Лоен хочет крикнуть, позвать его, но слова растворяются в музыке бытия. Прекрасной и пугающей одновременно. Лоен понимает, что не сможет попасть на соседний цветок – ведь она не умеет летать. Но она всё равно встаёт и, зачем-то, поднимает руки и неожиданно взлетает! Сначала, она хотела перелететь на цветок Тэма. Она понимает, что Тэм тоже её видит и тоже взлетает. Они вместе поднимаются в небо, где рассыпается искрами радуга…

– Силройн, ты, хоть теоретически, понимаешь, что с ними?

– Нет, Серафи, но догадываюсь. И эта догадка меня сильно пугает…

– Что?

– Эльфиниам.

– Боюсь, мы ещё не раз с ним столкнёмся… – Серафи вздохнула и покачала головой. – Ты знаешь рецепт противоядия? Я нет.

– И я – нет.

– Я не верю! Они выживут! Хотя бы этот хвалёный Харадон, знает рецепт?

– Знаю. – Послышался голос. Из-за соседней ширмы вышел высокий эльф с русыми волосами и серыми глазами, венчал которые узкий золотой обруч. Одет он был как эльфийский принц – во всё голубое и золотое. – Знаю. – Повторил он. – Но этот рецепт не подействует без крови вампира. Насколько я знаю, вампиров здесь нет.

– Вы плохо проинформированы – быстро сказала Серафи. – Что ещё нужно?

– Кора Лоригона, волос из гривы Коронованного единорога и коготь бурика. – Спокойно сказал эльф. – Это всё у нас есть. Но без крови вампира это не подействует. А вампиров у нас нет.

– Есть… – тихо сказал Силройн. – Луна… – Луна? – недоумённо спросил Харадон.

Серафи ухмыльнулась:

– Вам доложили сколько нас?

– Четверо, – ответил Харадон. – и эльфийка… – тут его осенило. – Вот, что это за девушка!

– Какая девушка? – удивился Силройн.

Эльф ухмыльнулся:

– Понимаете, мне не успели доложить. Фекердан никогда не отличался расторопностью, видимо он собирался доложить утром, спросил разрешения расквартировать у моего зама. Но я же не дурачок! – эльф хмыкнул. – Я же всё вижу и всем помогаю. Я добрый. – Харадон тепло улыбнулся. – Я всё знаю. Не спрашивайте откуда.

Серафи недовольно дёрнула плечиком и недвусмысленно кивнула на дверь. Харадон снова хмыкнул и ушёл, поклонившись напоследок.

Глава десятая

Любовь, а не красота спасёт мир!

И неважно какой – наш, чужой!

Главное – спасёт!

И это факт!

– Здрасьте. Надо меня? Вот она я. – В дверях госпиталя показалась Луна. Грустная. Она любила кровь не сдавать, а пить. – Нужны добровольные доноры? Опять таки вот она я.

– Луна! Спасительница наша! – Серафи в восторге кинулась ей на шею.

Через пару часов противоядие было готово.

– Тэм, Лоен, Фекердан, не пугайте меня больше так. Все успели наумераться? Больше не надо. – Ещё более бледная Луна обняла всех троих, и сползла на стул. Малокровие!

– Серафи, а чем ты меня усыпила? – задумчиво спросила Лоен.

– А зачем тебе? – напряглась медсестра Серафи.

– Я ещё хочу! – у эльфийки загорелись глазки.

– А-а-а! Эльфийка-наркоманка! – заорала Серафи, и, вопя, сиганула к выходу. От Лоен все посторонились.

– Вы чё, контуженные? – Лоен улыбнулась. – Я же пошутила!

Все от души посмеялись над Серафи.

В честь воскрешения своей гвардии Харадон устроил пир и подарил путешественникам богатые костюмы. Угощения были роскошные. Море салатиков, фрукты на десерт и различные вина. Тэм, сидя в новом облачении лесного эльфа, ни разу не пил вина, до сих пор он перебивался «Жидким золотом» – лунно-эльфийским напитком, восстанавливающим силы. Он с интересом понюхал вино и осмотрелся. Лоен и Фекердан пили воду Лоригона, а Силройн, Серафи и Луна с удовольствием поглощали лёгкое красное. При этом Луна рассеяно мешала вилкой в стакане и косилась на вены на шее Серафи. Наверное, блокировка спадала. Тэм с любопытством отхлебнул вина. Ему понравилось. Он отхлебнул ещё…

– Спасибо за воскрешение моей гвардии! – душевно благодарил Харадон. Рядом с ним сидела очень красивая робкая с длинными волосами, до пояса эльфийка – шатенка с большущими зелёными глазами. Она скромно клевала салатики и запивала водой Лоригона. В общем, вела себя очень застенчиво. На неё можно было не обращать внимания, если бы не очень богатые одежды и украшения. Она была одета в длинное парчовое голубое с золотом платье, голубые туфельки и голубые перчатки до локтей с золотистой искрой. На шее висело роскошное диаларовое (это золочённый сиринбрит) колье с изумрудами и множество диаларовых же браслетов. Мягкие кудри венчала диаларовая тиара.

– Кто это? – спросила Серафи Харадона.

Тот мечтательно улыбнулся затуманенным взглядом посмотрел на шатенку. – Моя невеста. Её зовут Вересана. Красавица, правда? – он влюблённо посмотрел на покрасневшую невесту.

– Угум – невнимательно кивнула Серафи с набитым ртом.

Тут послышался голос Тэма:

– Ле-н! Пшли тнц-вать! – эльф встал и, покачиваясь под кардинально опасным углом, пританцовывающим шагом направился к Лоен.

– Да он же пьян! – ахнула Лоен. Это было мягко сказано! Он был пьян в ни-ка-ку-ю!

– Ле-н, а Ле-н, пшли тнц-вать! – напирал Тэм.

– Отведите его в покои! – быстро распорядился Харадон. – И повежливей, он гость! – четверо эльфов, которые не были покусаны, отвели сопротивляющегося Тэма. А он всё орал:

– Ле-н пшли тнц-вать! Вы кд-а мня тащ-те? Пшли тнц-вать! Тагда буду петь! – и не музыкально заорал – В поле брёзка стя-ла! В поле кдрявая стя-ла! Ой, мроз, мроз, не мрозь мня! Не мрозь мня, моего кня!

– Извините его. – Подкатила к Харадону пунцовая от стыда Лоен. – Он раньше не пил и немного э-э-э… недооценил градусы.

Харадон укоризненно и строго посмотрел на неё и … расхохотался! Вересана скромно хихикнула пару раз и придавлено замолкла.

– Леди Вересана! – окликнула её Луна. Невеста Харадона подняла на неё испуганные глаза. – Почему вы не разговариваете с нами?

– Я… стесняюсь. – Тихо проблеяла Вересана.

– Нас? – удивилась Луна.

– Я всех стесняюсь. Даже не от врождённой робости, а из-за проклятья… – она заговорщицки понизила голос и выложила всю подноготную. Луна внушала ей доверие сейфа для хранения секретов с метровыми стенками и импортным замком. – В детстве, когда я ещё была маленькая и глупая я надерзила одной нехорошей ведьме. Сильно надерзила, матом. Ну, то есть не матом, в эльфийском языке мата нет, но кому понравится, когда тебя называют старой перечницей из-под соли, которую высыпали в протухший пирог из сдохших птиц, сушёных мух и вонючего теста? – Луна восхитилась фантазии эльфийки и поклялась никогда не говорить этого Лоен. – Вот она меня и прокляла, – продолжала Вресана, – что я до конца жизни (а ведь эльфы бессмертны!) буду скромной и ругаться не смогу даже такими словами как …!

Луна не услышала последнего слова, а услышала длинный пик. Такие бывают на телевиденье, когда товарищи ругаются нецензурными выражениями.

– А что за слово ты сказала последним, я не расслышала? – спросила Луна, ковыряя пальцем в ухе. Ей показалось, что ей показалось. Она от неожиданности даже перешла на «ты».

– …! – повторился пик.

– Не понимаю! – честно мотнула головой Луна.

– Вот видишь! – горько сказала Вересана. – А я всего лишь назвала змейку, пресмыкающееся.

– М-м-м… гада, что ли? – спросила Луна. Вересана неожиданно пискнула закрыла руками остренькие ушки.

– Я разве не говорила, что слышать не могу ругательства? – испугано прошептала она.

– Нет! – честно мотнула головой Луна. – А почему?

– В ушах начинает свистеть, пищать, хрюкать, квакать, верещать и кукарекать. И уши начинают болеть.

– Бедная ты! – посочувствовала Луна, отхлебнув винца. – Неужто никак заклятье не снять?

– А оно мне надо? – замотала головой принцесса в перспективе. – Оно мне совсем не надо! Кому нужны матерящиеся эльфийки?

– Как хочешь! – пожала плечами Луна, отхлебнула ещё вина и встала. – Спасибо за хлеб-соль, хозяева добрые! Я пошла в покои свои белокаменные (на самом деле дома у всех были деревянные, а они , как помните, спали в корнях дерева) спать-почивать! Гут бай! – она раскланялась и откланялась. И чего её пробило на старорусский манер речи? Наверное, немного перебрала. Впрочем, ум ещё оставался ясным. Лоен тоже встала и, сжато поблагодарив хозяев, ушла. Силройн с Серафи остались.

Лоен немного погуляла по лесу.

Через полчасика, когда Лоен пришла, она к своему вящему изумлению увидела Тэма не спящим, а связанным! Рядом стояли двое из четырёх стражей и виновато смотрели на неё.

-Не ругайтесь, он драться лез. Простите нас. – Робко промямлили они по эльфийски, чуть ли не хором.

Лоен вздохнула, помотала головой, давая понять, что ругаться не будет, и отослала стражей восвояси. Потом села и вытащила кляп у Тэма изо рта. А зря…

– Ле-н, а Ле-н! Пшли тнц-вать! Ой лли, лли! Во поле кдрявая ст-яла!

– Ну, ты и нагрузился! – покачала головой Лоен, засовывая кляп на место. Луна давно спала сном праведницы. Лоен тоже прилегла. Тэм выплюнул кляп и оглашал окрестности воплями:

– Во поле кдрявая ст-яла! – под эти рулады Лоен и заснула.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Книга первая iconКнига первая книга вторая книга третья книга четвертая книга пятая книга шестая книга седьмая
Отцов, созданы задолго до появления видимых существ. Дабы обмыслить это пророчество и определить дальнейшие действия, Сатана повелевает...
Книга первая iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Книга первая iconКнига первая. К.: «София»
Эта книга написана вовсе не для того, чтобы быть просто прочитанной. Её бесполезно хранить — ею надо пользоваться
Книга первая iconКнига первая
Велесова книга — первый полный литературный перевод на русский язык священных текстов новгородских волхвов IX века. Велесова книга...
Книга первая iconКнига первая

Книга первая iconКнига первая

Книга первая iconКнига первая

Книга первая iconКнига 8 часов
Мир и лад. Что объединяет поле, школу, семью? Мир. Лад. Согласие. Уважение. Первая книга. Дети с любовью создают свою Первую книгу....
Книга первая iconКнига первая: Золото, железо, кровь или любовь?

Книга первая iconКнига «Садисты» ипервая глава книги «Мутанты»
Книга «Садисты» и первая глава книги «Мутанты» нужны были для того, чтобы читатель почувствовал дух мутантов
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
www.pochit.ru
Главная страница