Talks on the sayings of Jesus




НазваниеTalks on the sayings of Jesus
страница3/14
Дата публикации15.10.2013
Размер2,63 Mb.
ТипРеферат
www.pochit.ru > Философия > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Бхагаван, я, кажется, нашла свой вопрос: мне кажется, что чем ближе я к своему любимому, тем ближе я к самой себе — и тем дальше и дальше от Вас. Но, согласно Вашим словам, чем ближе кто-то к себе, тем ближе он к Вам. Значит, где-то что-то происходит не так, как кажется. Что это?
Позвольте мне поделиться с вами одним анекдотом. Генри Давид Торо умирал — он лежал на смертном одре. Старый друг спросил его: «Торо, веришь ли ты в иной мир, в загробную жизнь?» Торо уже умирал, он был почти на грани жизни и смерти. Он открыл глаза и сказал: «Сразу только один мир, брат мой, в каждый момент времени — только один мир».

Если случилась любовь, забудьте обо мне. Сразу только один мир, сестра моя, в каждый момент времени — только один мир.

Рано или поздно то, что вы сейчас понимаете как любовь, исчезнет. Но не верьте тому, что я говорю, — пройдите через это. Любовь всегда исчезает; она подобна утренним каплям росы. Они кажутся такими прекрасными, и пока они сущес­твуют, они — жемчужины. Но когда солнце восходит, они испаряются и исчезают, не оставляя и следа. Любовь прекрас­на, пока она длится. Я не против любви; я всецело за нее. Но она подобна каплям росы. Что я могу поделать? Я беспомо­щен.

Так что пока она длится, наслаждайтесь ею. На вашей стадии развития ума это, должно быть, необходимо: это удовлетворит какие-то ваши потребности. Никогда не отбра­сывайте ее, пока вы не стали зрелыми, пока она не исчезнет сама по себе; и тогда — не жалуйтесь, и тогда — не чувствуйте себя разочарованными. Когда любовь — то, что вы называете любовью, — исчезает, тогда возникает новый род любви. Только эта любовь приведет вас ко мне.

Прямо сейчас та любовь, которую вы ощущаете, может быть двух типов. Это может быть просто биологическое влечение двух тел, мужского и женского, инь и ян, положи­тельного и отрицательного; это притяжение двух энергий - поскольку они противоположны, они притягивают друг дру­га. Это наиболее низкий тип любви. В ней ничего плохого нет, потому что эта низшая любовь тоже очень прекрасна. Но есть люди, которые даже ниже этой наинизшей любви; это люди, миллионы людей, кто не знает даже этой наинизшей любви. Это самая низшая ступенька лестницы.

Есть люди, которые увлечены деньгами; им не известно даже биологическое влечение. Есть люди, которых влечет власть, политика, — им не известно даже биологическое влечение. Это самая низшая ступенька, но, все же, это ступенька лестницы, которая является любовью, и это хоро­шо. Эта любовь называется сексуальной; мир сильно дегра­дировал, потому что религии всегда слишком осуждали ее. Я ничего, не осуждаю. Я всецело за то, чтобы использовать все и все превзойти. Переступите через все и превзойдите его: каждое препятствие может стать ступенью. Используйте это. Итак, это может быть физическим, биологическим вле­чением тела — тогда это секс. Он хорош, но возможным является много большее; не застревайте на нем. Помните:
...сдержать обещание и пройти много миль, прежде чем засну.
Затем имеется вторая ступенька лестницы: притяжение двух умов. Это то, что называется любовью; взаимное влече­ние двух умов, женского и мужского. Мужской ум является агрессивным; женский ум является восприимчивым и пас­сивным — они подходят друг другу. Это любовь более высоко­го типа, чем первая. Первая относится, почти что, к царству животных; вторая любовь является человеческой. В первой может быть самозабвение, забывчивость, глубокое опьянение на несколько минут. Во второй гораздо больше поэзии, гораздо больше романтики, гораздо больше эстетической чувствительности. Очень немногие люди достигают второй любви — когда возлюбленная становится другом, когда люби­мый становится другом. В первом типе любви всю игру портят чувство собственности и ревность. Чувство собственности должно исчезнуть, иначе второй тип любви будет невозмо­жен. Тогда вы будете двумя попутчиками. В первой любви вы обращены лицом друг к другу; во второй вы оба обращены к чему-то другому.

Если, например, два человека, для которых привлека­тельны тела друг друга, сидят рядом в полнолунную ночь, то они будут смотреть друг на друга — держаться за руки и смотреть друг на друга. На второй стадии они могут держаться или не держаться за руки, но они не будут смотреть друг на друга; они оба будут смотреть на луну — огромная разница. Теперь они удерживаются вместе чем-то другим, более высо­ким, чем они оба, более глубоким, чем они оба. Этот второй тип любви прекрасен, но, тем не менее, и он исчезает подобно каплям росы.

Если вы разочарованы в первом типе любви, но не потеряли надежду, то вы войдете во второй тип. Если вы разочарованы в первом, если вы слишком захвачены этим разочарованием и потеряли всякую надежду, то вы никогда не войдете во второй тип любви. Тогда вы останетесь телом; вы никогда не придете к пониманию того, что вы еще ум. Если вы разочарованы во втором типе любви, — а это так и будет, так и должно быть, потому что второй тип любви не является целью человека, — если вы разочарованы и потеряли надежду, то вы застрянете на втором типе любви. Но если вы разочарованы и не потеряли надежду, если ваш поиск идет все дальше и выше, если вы пытаетесь понять, почему та любовь потерпела неудачу... первая любовь оказалась не­удачной, потому что была только телесной — она не могла удовлетворить ум; вторая любовь потерпела неудачу, потому что была только умственной — она не могла удовлетворить душу... И тогда возникает третий тип любви, тогда вы приближаетесь ко мне.
Когда я рядом с Вами, я теряю дар речи. Я чувствую, что мои губы, язык и горло никуда не годятся, что они почти теряют свои функции. И это тогда, когда язык является моим лучшим инструментом, моим лучшим оружием, без него я ощущаю себя калекой. Действительно ли я такой глупец, безрассудно растрачивая эти возможности общения с вами?
Нет. Для того чтобы быть со мной, вы должны быть безмолвным. Если вы говорите, вы теряете возможность, пото­му что слова становятся барьером. Слова не являются средством общения, они являются средством избежания общения. Всякий раз, когда вам хочется побыть с кем-либо, вам хочется помол­чать: общение имеет место только в безмолвии, в тишине. Только в глубокой тишине происходит встреча и слияние, только тогда исчезают границы между нами. Что-то мое входит в вас, что-то ваше входит в меня.

Если вы приходите ко мне и говорите, говорите, говори­те, то вы не даете мне возможности войти в вас. И вы не даете самому себе быть чувствительным, уязвимым. И это естес­твенно, что когда вы приходите ко мне в первый раз, вы внезапно чувствуете, что не можете говорить, что не можете общаться посредством слов. Вам кажется, что вы совсем не общаетесь, потому что всю свою жизнь вы общались с помощью слов, и вы не знаете, что имеется другая плоскость общения, что есть другой способ. При общении со мной слова бесполезны.

Единственный способ общаться со мной — это быть в глубоком молчании, быть в глубокой восприимчивости, быть широко раскрытым, чтобы я мог влить себя в вас. Если вы слишком наполнены словами и слишком много говорите, вы упустите меня. Безмолвие — это язык общения со мной.

Так что не беспокойтесь об этом. Это в точности так, как должно быть. Люди, которые приходят ко мне, бывают двух типов. Глупые — это те, кто слишком много говорит; мудрые - это те, кто сохраняет спокойствие, кто остается безмолвным. Но вы не можете обмануть меня только тем, что остаетесь спокой­ным, потому что внутри вы все время болтаете. Это не поможет. Проблема не в том, произносите вы слова или нет; проблема в том, есть в вас эти слова или нет.

Учитесь, все в большей и большей степени быть в состоянии без какой-либо болтовни — внутренний разговор должен быть прекращен. Тогда ваш ум не будет являться помехой; тогда вы будете присутствовать; тогда глубочайший храм вашего существа будет доступным для меня. Постепен­но вы будете учиться этому. Это случается и в самом начале. Вы всегда много говорили, и если вы при разговоре много артикулировали, то, конечно же, вы будете чувствовать себя калекой. Если вы много артикулируете и если вы можете красиво, артистично говорить, если вы в совершенстве владе­ете языком, а затем приходите ко мне, и ваше горло отказы­вается говорить... вам кажется, что что-то идет не так и ваш механизм не функционирует: вы ощущаете себя калекой. Но вы не калека — воздействие моего присутствия просто вызы­вает шок в механизме вашего ума. И это хорошо. Не старайтесь исправить это. Расслабьтесь. Будьте спокойны, безмолвны — и ждите. Будьте женственны.

Ученик должен знать, как быть женственным, то есть, как быть подобным матке, чтобы быть восприимчивым и чтобы мочь забеременеть. Пока вы не забеременеете, ничего не случится с вами. Здесь, рядом со мной, вы можете выучить очень многое, но то, что вы выучили, будет для вас все большим и большим бременем, а не свободой; будут коваться новые цепи для вас. Тогда вы, возможно, не будете прикован­ным к христианству; вы будете прикованы к моим словам. Тогда вы, возможно, не будете верить в Веды, но тогда мои слова станут для вас Ведами.

Нет, я здесь, чтобы в максимальной степени освободить вас, в том числе и от самих себя.

Вы являетесь моим учеником только в том случае, если помните: однажды вы должны будете освободиться и от меня. Только тогда вы будете следовать за мной; только тогда я буду счастлив вами. Но если вы цепляетесь за мои слова... То, что я говорю, не имеет большого значения, то, что я говорю, несущественно: является существенным только то, что я не говорю, что я не могу сказать — и никто не может сказать. Вслушивайтесь в то, что не сказано. Вслушивайтесь в проме­жутки молчания. Читайте между слов и между строк. Если вы забудете слова, ничего не будет потеряно; но если вы забудете то, что между словами, то потеряно будет многое.

Ваша психическая структура должна измениться. В этом разница между студентом и учеником: изменение психической структуры, гештальта, изменение внимания, фокусировки, смещения. Студент вслушивается в слова; ученик вслушивается в промежутки между словами. Студент читает строчки текста; ученик читает между строк. Если я дам студенту пустую книгу, он не в состоянии будет понять ее. Но если ученику я дам пустую книгу. Книгу пустоты, то он сохранит ее как сокровище.

В суфийской традиции имеется книга, называемая «Книга книг». В ней ничего не написано; пустые страницы, почти триста пустых страниц. Вы все время читаете ее, но никогда не можете окончить чтение. Она передавалась от одного поколения учителей к другому. Эта книга любовно сохраня­лась, ей поклонялись, потому что, не говоря ничего, она показывала очень многое. Она ни о чем не говорит, но на многое указывает. Если бы исчезли все Веды, Библии, Гиты, Кораны, то ничего бы не было потеряно. Но если бы была утеряна «Книга книг», то потеряно было бы все. Потому что, если вы можете читать эту «Книгу книг», то Веды можно переоткрыть. Библию можно написать снова, потому что в ней все — копия. Из пустого ума Гита может быть снова воспроизведена, потому что именно так она была создана в первый раз. Человек, Кришна, стал пустым и отвечал на вопросы Арджуны из своей пустоты — откликался на них. Из этой пустоты, из этой «Книги книг» была рождена Гита.

Вот как это произошло в жизни Мухаммеда. Он сидел на горе, медитировал, постился; он был абсолютно пуст. Внезап­но он услышал внутри себя нечто непостижимое — это было также и за пределами его... Из своей собственной души, но как бы извне, он услышал приказ: «Пиши». Но он сказал: «Боже мой, но я ведь не умею писать. Я необразованный». А голос сказал: «Именно поэтому ты и избран. Пиши!» Потому что тот, кто образован, тот испорчен, тот, кто знает, тот испорчен; только те, кто невинен и чист в своем невежестве, могут услышать голос свыше.

Пожалуйста, не хватайтесь за мои слова. Всегда помните, что то, что я пытаюсь передать вам, всегда в промежутках между ними. Не хватайтесь за берега, между которыми течет река. И это вы можете услышать только тогда, когда безмолвны; это вы можете услышать только тогда, когда внутренняя болтовня прекратилась, когда ваш ум не заполнен облаками.
^ Вчера вы показались мне и буквально, и фигурально пьяным. Вы действительно были пьяны?
Я всегда пьян — и не фигурально, не символически. Я пьяница — буквально, абсолютно, действительно, потому что религия является наивысшим наркотиком. Если вы однажды попробовали ее, вы продолжаете делать это снова и снова. Это предельная высота — вы никогда не опуститесь снова. При помощи других наркотиков вы подымаетесь ввысь, но потом снова опускаетесь. Если вы достигли высот при помощи религии, вы никогда больше не вернетесь назад: это точка без возврата.

Я пьян. Посмотрите в мои глаза; подойдите ближе ко мне и ощутите мое дыхание. Но остерегайтесь, потому что такие люди опасны — даже их дыхание может сделать вас пьяным.
Беседа 3

Нет никакого будущего Бога, нет никакого прошлого Бога, есть только Бог, как жизнь здесь и сейчас.

13 декабря 1975г., Пуна
Евангелие от Матфея, глава 16
13. Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?

14. Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию или за одного из пророков.

15. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня?

16. Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живого.

17. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах.

18. И Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее.

19. И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.

20. Тогда Он запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос.
Однажды Эзоп, величайший мастер коротких историй, выходил из Афин. Он повстречал человека, который прибыл из Арго. Они разговорились. Человек из Арго спросил Эзопа: «Ты идешь из Афин. Расскажи мне, пожалуйста, что-нибудь о тамошних людях: что это за люди, каковы они по характе­ру?»

Эзоп спросил человека: «Сначала ты скажи мне, каковы люди в Арго».

Человек сказал: «Весьма раздражительные, отталкива­ющие, насильственные, склонные к ссорам». И все эти качества отразились на лице этого человека.

Эзоп сказал: «К моему сожалению, ты найдешь, что люди в Афинах в точности такие же».

Позже он встретил другого человека, который тоже был из Арго. Тот тоже задал ему тот же самый вопрос: «Ты идешь из Афин, ты прожил там всю свою жизнь — что за люди живут в этом городе? Каковы они?»

И Эзоп снова спросил: «Сначала скажи мне, какие люди живут в Арго?»

Человек воспламенился ностальгией... у него были очень приятные воспоминания о людях Арго. Его лицо засияло, и он сказал: «Очень приятные, дружелюбные, добрые, хорошие соседи».

Эзоп сказал: «Я счастлив сказать тебе, что в Афинах ты найдешь в точности таких же людей».
Эта история чрезвычайно прекрасна. В ней высказана самая фундаментальная истина о человеке: куда бы вы ни пришли, вы всегда найдете самого себя; на что бы вы ни бросили свой взгляд, вы всегда столкнетесь с самим собой. Весь мир есть не что иное, как зеркало; все взаимоотношения с миром являются взаимоотношениями с зеркалом. Снова и снова вы встречаете самого себя — и снова и снова вы не понимаете этого. Вы никогда не осознаёте тот факт, что лицо, на которое вы смотрите, — это ваше лицо, что вы все время сталкиваетесь со своими собственными причудами.

Почему я начал с этой истории про Эзопа? По очень простой причине. Вы сможете распознать Иисуса только в том случае, если вы сможете распознать что-то запредельное внутри самого себя; иначе вы не сможете сделать этого. Вы сможете распознать Будду только в том случае, если частица вас стала подобной Будде; в противном случае вы не сможете распознать его. Вы не сможете распознать то, что не случа­лось с вами.

Если вы являетесь темным, то вы сможете распознать только темноту. Если вы светлый, то вы приобретаете воз­можность распознавать свет. Ваши глаза могут видеть свет, потому что они являются частью солнца, потому что что-то внутри вас стало светом. Внутри вас случилась глубокая трансформация. Только тогда возможно распознать Иисуса, Будду, Кришну, Мухаммеда. Иначе вы будете неправильно понимать их, думая, что вы понимаете их. Это будет не что иное, как ваше собственное отражение, это будет нечто иное, как ваше собственное эхо. Вы слышите идущим от них свой собственный голос; глядя в их зеркало, вы видите свое собственное лицо.

Таким образом, прежде чем вы сможете понимать Иису­са, вы должны понимать самого себя. Прежде чем вы сможете увидеть что-то у Иисуса, вы должны мочь видеть нечто подобное в самом себе.
В этих сутрах содержится очень много смысла.
Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?
Почему он задает такой вопрос? Люди многое говорили о нем. Люди всегда болтали, сплетничали. Эти сплетни питались от слухов, а люди всегда высказывают свое мнение, не понимая, что они делают.

Не наблюдали ли вы то же самое в самом себе? Если вы сами наблюдаете что-либо, то слухи и сплетни отбрасывают­ся, это одно из основных требований при наблюдениях. Если вы хотите выяснить истину, вы должны отбросить все слухи. Если вы желаете знать, что есть истина, вы не будете составлять свое мнение, не зная ничего об интересующем вас предмете. Подобное поведение было бы глупым. Вы ничего не знаете о себе, но если вы встречаете Иисуса, вы немедленно составляете мнение о нем. Думали ли вы когда-либо об этом — о том, что вы делаете? Вы все время судите о других, ничего не зная даже о самом себе, о том, что ближе всего для вашего сознания. Кто вам ближе самого себя? Но вы не знаете даже самого себя.

Иисус далек от вас. Перестаньте создавать и распростра­нять слухи, потому что эти слухи обволакивают облаками ваши глаза; эти слухи, эти мнения разрушают ваше воспри­ятие, вашу чистоту.

Почему Иисус спрашивает, что люди говорят о нем? Всякий раз, когда появляется такой человек, как Иисус, весь мир возбуждается слухами. Люди много говорят о нем. Иногда я встречаю людей...

Однажды случилось вот что: я ехал в поезде и со мной в купе был еще один пассажир — только два человека, он и я. Он читал книгу, как оказалось, он читал одну из моих книг, но он не знал меня и начал рассказывать мне обо мне. Я спросил его:

— Вы уверены в этом?

— Абсолютно уверен, — ответил он.

— Видели ли вы того человека, о котором говорите?

— Да, — ответил он. — И не только видел, мы учились с ним в одном классе.

Раз вы изрекли одну ложь, вы изречете еще много лжи. Я сказал ему:

— Я тот, о котором вы говорите.

Он рассмеялся. Он сказал:

— Вы шутите.

Он не поверил мне.

Когда появляется человек подобный Иисусу, о нем распространяются тысячи слухов. Люди говорят о нем совер­шенно разное. Почему они так делают? Чтобы показать, что они знают.
Есть один рассказ Гоголя, русского писателя. В нем говорится, что в одном маленьком городке жил очень простой человек, о котором люди думали, что он дурак, идиот. В этот городок приехал мудрец, и идиот пришел к нему и сказал: «У меня все время неприятности. Весь город думает, что я идиот, и прежде чем я скажу что-либо, люди уже смеются — еще до того, как я скажу что-либо! Я не могу произнести ни одного слова, Я так боюсь. Я не могу быть среди людей, потому что всякий раз люди смеются надо мной и оскорбляют меня. Вы мудрый человек. Помогите мне. Дайте мне какое-нибудь средство, чтобы я мог защитить себя. Вся моя жизнь полома­на».

Мудрец что-то сказал ему на ухо. Он сказал: «Делай только одно: что бы люди ни говорили, немедленно отрицай это, отвергай это, противоречь этому. Что бы это ни было, пусть тебя это не беспокоит. Кто-то говорит: "Смотрите, как прекрасна луна!" Немедленно говори: "Кто это сказал? Докажи!" Никто не сможет доказать этого. Кто-то говорит, что Будда или Христос является просветленным — немедлен­но отрицай это, оспаривай это: "Кто это сказал? Что такое просветленный — какая чепуха, какой вздор!"»

Человек сказал: «Но я не смогу доказать, что это вздор».

Старый мудрец сказал: «Ты не должен беспокоиться об этом; никто и не потребует этого. Они будут пытаться доказать то, о чем они говорят».

Никогда не говори ничего положительного, и у тебя никогда не будет неприятностей. Просто отрицай все. Если кто-то говорит: «Бог существует», говори: «Нет. Где этот Бог? Докажите!»

Человек попробовал применить этот трюк, и через семь дней весь город был просто поражен. Люди стали говорить: «Мы никогда не думали, что этот человек так умен!»

Если вы хотите выглядеть умным, вы должны болтать чепуху. И лучшим способом является отрицание всего, потому что жизнь является такой таинственной штукой, что доказать невозможно ничего. Если кто-то говорит: «Посмот­ри, эта женщина так прекрасна», говорите: «Кто это сказал? Кто сказал, что она прекрасна? Почему ты называешь ее прекрасной? Я ничего в ней не вижу». Никто не сможет доказать этого. Против вас могут выступить все поэты мира, но вы выиграете. Все вокруг является таким таинственным — оно не может быть доказано; жизнь невозможно свести к аргументам.

Никому не хочется чувствовать, что он чего-то не понимает. Если вы скажете, что Иисус является просветлен­ным, то это трудно будет доказать, это почти невозможно доказать. Двадцать веков постоянных споров и дискуссий ничего не доказали. Иисус остается таким же таинственным, таким же загадочным, каким и был. Двадцать веков теоло­гии, постоянных споров, уточнений, объяснений, анализа, интерпретаций — и ничего не доказано. Иисус остается таким же таинственным, как и был, — возможно, даже еще в большей степени, потому что он сам потерялся во всех этих объяснениях.

Вы не можете доказать, что Иисус является просветлен­ным, потому что просветление есть нечто, выходящее за пределы ума. Вы должны испробовать его; вы не можете говорить о нем; и когда вы испробуете его, вы замолчите. Но если вы желаете сказать, что он ничто и никто, то вы сможете доказать это. Это очень просто.

Поэтому люди говорили о нем очень многое, противоре­ча друг другу, отрицая его, доказывая, что он ничего из себя не представляет.
Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?
Что обо мне говорят люди?
Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию или за одного из пророков.
Так случается всегда. Люди имеют только один крите­рий — прошлое. А человек, подобный Иисусу, существует в настоящем; он не из прошлого. Он не принадлежит никакой традиции — он не может принадлежать какой-либо традиции. Человек, подобный Иисусу, является бунтом. Он не может быть частью какой-либо традиции. Но ум обыкновенного человека не имеет других критериев. Вы, в лучшем случае, можете думать категориями прошлого. Вы можете сказать: «Он, возможно, Иоанн Креститель, или Илия, или Иезекииль, или Иеремия, или один из старых, прошлых пророков». Когда эти пророки были живыми, вы никогда не понимали их. Вы никогда не смотрели на них прямо и непосредственно. Вы никогда не встречались с ними, потому что встретиться с ними представляло большую опасность. Нет большей опасности, чем встретиться с человеком, который знает, потому что это подобно смерти; он является бездной.

Если вы заглянете в Иеремию, или в Иезекииля, или в Илию, то вы заглянете в бездонную пропасть. Вас начнет трясти; вы покроетесь испариной, вы начнете бояться. Один шаг — и вы пропадете навсегда, вы не сможете больше вернуться назад.

Иисус, Будда, Кришна являются абсолютно пустыми. Их эго исчезло. Они являются просто обширными про­странствами бытия — никаких границ, никаких планов и карт. Эта территория не нанесена на карту. Глядя на нее, вы теряете равновесие. Сама земля исчезнет из-под ваших ног. Вы почувствуете, что вы падаете, падаете, падаете — и этому падению нет конца.

Поэтому люди никогда не смотрят прямо. Когда здесь Иисус, они говорят об Иоанне, они говорят об Илие, они говорят об Иезекииле, они говорят об Иеремии, они говорят об Аврааме и Моисее — они могут говорить обо всем прошлом, но они не будут смотреть на того, кто находится непосред­ственно перед ними. Они так же поступали с Моисеем, с Авраамом и с другими. Когда был жив Моисей, они не общались с ним. Это было слишком опасно и рискованно. Тогда они говорили о ком-то другом.

Ученики сказали:
одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию или за одного из пророков.
Необходимо понять несколько вещей. Всякий раз, когда случается Иисус, он является абсолютно новым и девствен­ным. Он не является из прошлого; он является свыше. Это то, что индусы называют аватарой: он спускается. Он не явля­ется частью некоторой цепочки. Он не горизонтален; он вертикален.

Всякий раз, когда вы становитесь бдительным и осозна­ющим, немедленно все ваше существо поворачивается. Тогда вы не являетесь больше горизонтальным, внезапно вы ощу­щаете себя вертикальным. Если человек лежит и крепко спит, он горизонтален. Сон является горизонтальным. Очень трудно спать стоя — вы должны лечь. Это наиболее удобное положение. Если вы попытаетесь спать стоя, это окажется почти невозможным. Сон является горизонтальным, бессо­знательное состояние является горизонтальным. Но когда человек пробуждается, он садится, он встает, он становится вертикальным. Воспринимайте это символически.

То же самое имеет место и во внутреннем мире. Когда человек является бессознательным, неосознающим, то он является горизонтальным; его сознание является горизон­тальным. Когда он становится бдительным, осознающим, сознательным, он встает. Тогда его сознание становится вертикальным.

И в этом смысл христианского креста: две линии — одна горизонтальная, одна вертикальная. Горизонтальная линия означает бессознательность, вертикальная — сознательность. Горизонтальную линию вы можете называть «материей», вертикальную — «сознанием»; горизонтальная линия есть мир, майя; вертикальная линия есть Бог, брахма.
Крест является очень многозначительной и многомер­ной вещью. Вы, вероятно, видели Иисуса на кресте. Заметили ли вы, что его руки находятся на горизонтальной линии, а все его тело — на вертикальной? Почему? Потому что делание является горизонтальным, а бытие — вертикальным. Руки просто представляют собой делание. Все, что бы вы ни делали, вы проделываете с материей. Все, что бы вы ни делали, становится частью внешнего мира. Все, что бы вы ни делали, входит в историю. Все, что бы вы ни делали, становится частью времени; оно становится горизонтальным. Но то, чем вы являетесь — ваше существо в чистом виде, — не является частью внешнего мира. Оно может быть в миру, но оно не от мира сего. Оно проникает в мир. Вот почему индусы дали этому прекрасное имя — аватара. Он снисходит сверху. Он подобен лучам света, проникающим в темноту. Лучи могут быть в темноте, но они не являются частью темноты. Они приходят сверху.

В дзэне утверждается, что путем делания вы не можете достигнуть, потому что все, что бы вы ни делали, будет двигаться во внешний мир. Вот почему в дзэне говорят, что даже медитацию не нужно «делать» — человек должен быть в медитативном состоянии. Молитву нельзя «де­лать»; человек должен быть в молитвенном состоянии. Любовь нельзя «делать»; человек должен быть любящим. Это разница между деланием и бытием. Когда вы являе­тесь любящим, это часть вертикали. Когда вы медитатив­ны, это часть вертикали. Когда вы начинаете медитировать, это становится горизонталью.

Все усилия, все делания должны прекратиться. Это значение того, что руки Иисуса расположены вдоль гори­зонтальной линии. А все остальное, за исключением рук, находится на вертикальной линии. За исключением того, что вы делаете, все ваше существо является частью Бога. Все, что вы делаете, является частью внешнего мира.

Но видны только руки. Если я не буду ничего делать, я стану невидимым. Вы не сможете увидеть меня. Это не значит, что вы не будете видеть меня, но вы не распознаете меня. Если я ничего не делаю, меня как будто бы не будет — потому что вы знаете только один критерий: что-то должно делаться.

Вот почему в ваших книгах по истории о Будде говорит­ся только в сносках, не больше. Да и то, это кажется некоторой уступкой общественному мнению. Историю де­лали Александр, Наполеон, будды же только в сноске. Вы так добры по отношению к ним, что выделяете им некоторое место, несколько строк. Но они не становятся основной частью истории, потому что вы спрашиваете: «Что они сделали?» И если Будда находится здесь или Иисус находится здесь, то это только потому, что они делают что-либо — не много, возможно, но делают.

Были будды, которые исчезли полностью, — они не оставили в истории ни малейшей ряби. Сам Будда говорил о двадцати четырех буддах, которые предшествовали ему. История ничего о них не знает. Они, вероятно, были абсолют­но безмолвными людьми, людьми чистого бытия. Ничто не известно о них, потому что как вы можете знать о них, если они ничего не делают? О гундах известно — это хулиганы. Мудрецы остаются невидимыми, потому что пока вы ничего не делаете, вы не оставляете следа.

Чем больше вы делаете, тем в большей степени вы укладываетесь на горизонтальную линию. Чем больше вы просто существуете, тем в большей степени вы исчезаете. Вы видите только руки; вы не видите ничего другого.

Ученики сказали: «Люди думают, что ты являешься инкарнацией Иоанна Крестителя, или Илии, или Иеремии. Они думают о тебе в терминах других из прошлого». И это то место, где вы все время упускаете. Человек, подобный Иисусу, является совершенно новым, свежим; он не идет из прошлого. У него нет истории. У него, фактически, нет биографии. Он свеж, как капля росы; он свеж, как свежо утро. Он не имеет никакого отношения к прошлому. Но тогда вы должны будете встретиться с ним лицом к лицу, тогда вы должны будете смотреть на него прямо.
Ко мне приходят много людей. Однажды ко мне пришел человек, который является последователем Рамакришны. Он сказал: «Я вижу в вас Рамакришну». Почему? Разве вы не можете смотреть прямо на меня? Зачем видеть во мне Рамакришну? А я знаю, что, если бы этот человек встретил Рамакришну, он увидел бы в нем Раму или Кришну, но никак не Рамакришну; снова прошлое.
С прошлым вы чувствуете себя легко, потому что оно мертво. С мертвыми богами вы чувствуете себя очень легко и удобно, потому что они не могут изменить вас, потому что вы можете манипулировать ими. Вы можете поместить своих мертвых богов куда угодно. Они не скажут вам: «Мне не нравится это место». Они ничего не могут сказать; они не могут предъявить никаких претензий. Их здесь нет. Это хорошо, удобно, комфортабельно.

В Иисусе вы можете видеть Иеремию. Иеремия сам по себе очень опасный человек. Вы упустили Иеремию; тогда вы видели в нем Моисея. Теперь пришел Иисус. К этому времени Иеремия мертв, он превратился в мумию, в окаме­нелость, в ископаемые остатки. Теперь его слова не имеют для вас никакого значения; вы слишком часто их слышали, они потеряли всякое значение для вас. Теперь вы желаете увидеть эти ископаемые остатки в Иисусе.

Почему вы не можете видеть истину, которая находится перед вами? Почему вы все время избегаете ее? Почему вы смотрите по сторонам? Почему вы не можете быть непосред­ственным? Почему вы не можете видеть то, что есть? Почему вы так одержимы прошлым и почему вы все время переводите настоящее в прошлое?

Если я что-то говорю, то ваш ум немедленно начинает переводить это в прошлое. Вы не слушаете меня; вы слушаете свой перевод. Я что-то говорю — индус немедленно переводит это и говорит: «Да, это именно то, что говорит Кришна в Гите». Мусульманин немедленно переводит: «Да, это то, о чем говорит Мухаммед в Коране». Почему вы не можете слушать меня? Зачем привносить сюда Коран или Гиту?

Нет, это какие-то уловки ума. Если вы привносите Гиту, вы можете избежать меня. Тогда Гита становится барьером. Тогда вы защищены мертвой Гитой; тогда вам нет нужды слушать песню, которая звучит в настоящий момент. Тогда ваши уши наполнены прошлым, ваши глаза наполнены пылью. В страхе ваше существо защищает себя. Это ваша броня — Гита, Коран, Веды, Талмуд — это ваше оружие. Вы смотрите на священные писания. Это способ не смотреть. Если вы действительно желаете смотреть, отбросьте все священные писания, потому что истина всегда свежа и девственна. Она не имеет никакого отношения к прошлому.

Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию или за одного из пророков.
Есть два типа людей, которые выступают против вас. Одни скажут: «Ты — ничто; ты притворяешься, ты обманы­ваешь». Другие — те, о которых не скажешь, что они против, — скажут: «Ты являешься представителем или воплощением Кришны, Будды, Иеремии, Моисея». И те, и другие избегают вас — одни отрицанием, другие - приятием, но не глядя на вас. И не только ваши противники против вас, иногда и ваши последователи против. Не только враги стараются избежать вас, но и друзья. Друзья, по-видимому, являются более хитрыми, потому что враги просто говорят «нет». Друзья говорят «да», но говорят так, что это «да» в конечном счете, означает «нет». Друзья являются более хитрыми и коварны­ми.

Есть только один способ видеть Иисуса, и этот способ заключается в том, чтобы видеть его таким, каков он есть, непосредственно, прямо. Не нужны никакие священные писания, чтобы интерпретировать его. Его нужно видеть без какой-либо интерпретации. Его нужно видеть непосредственно — с ним нужно встречаться лицом к лицу, глаза в глаза, сердцем к сердцу. Я знаю, это опасно и рискованно, потому что вы никогда не будете тем же самым, если встретились с реальностью, с тем, что есть, с истиной.
Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня?
Оставим в покое посторонних. Теперь он спрашивает своих собственных учеников: «А что вы думаете? Вы за кого принимаете меня?» Говорит только один ученик. Одиннад­цать молчат. О них ничего не сказано. Они, вероятно, были озадачены. Что сказать? Потому что если вы скажете Иису­су: «Ты Иеремия», то вам кажется, что вы перехваливаете его. Вы осуждаете; вы отвергаете. Вы не объясняете его, вы своим объяснением отвергаете его.
Симон же Петр, отвечая, сказал...
Только один... весьма чистый и невинный человек. Только позавчера мы беседовали о нем; это человек малой веры. Но у него была хотя бы малая вера, а если есть хоть немного веры, то она может расти. Горчичное семя может стать большим растением, большим кустом, и птицы небес­ные могут укрыться под ним. Да, Петр был человеком малой веры, но даже малая вера подобна искре. Она может сжечь весь лес. Искра никогда не бывает малой. Даже маленькая искорка, начав функционировать, порождает огромную энер­гию.
Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты - Христос, Сын Бога Живого.
Очень многозначительные слова — постарайтесь понять их.

Ты — Христос. Что означает это слово «Христос»? Оно не имеет никакого отношения к Иисусу. Будда также явля­ется Христом, Кришна также является Христом. Вполне возможно, что слово «Христос» произошло от слова «Криш­на». В Бенгалии Кришну зовут «Христо». Вполне вероятно, что слово «Христос» имеет тот же самый корень, что и слово «Кришна».

Что означает слово «Кришна»? Слово означает «то, что привлекает». Кришна был тем человеком, кто смог привлечь в себя божественное. «Христос» означает то же самое. Оно означает, что капля получила возможность привлечь в себя океан. Христос есть точка встречи капли и океана, конечного - с бесконечным, горизонтального - с вертикальным. Христос является точкой встречи горизонтального и вертикального.

Когда Симон Петр сказал: «Ты — Христос», он имел в виду именно это. Он сказал: «В тебе я могу видеть встречу конечного, с бесконечным. В тебе я могу видеть встречу Сына Божьего и Сына человеческого. В тебе я могу видеть, как исчезают границы, как материя встречается с не-материей. В тебе я могу видеть встречу времени и вечности, встречу жизни и смерти». Вот каково значение слова «Христос»: это то место, где противоположности встречаются и становятся единым целым.

Обычно все в жизни разделяется на противоположности — день и ночь, лето и зима, утро и вечер, рождение и смерть. Точка «Христос» является местом встречи противоположнос­тей, в которой противоположности дополняют друг друга и больше не противопоставляются друг другу. Христос — это парадоксальная, это очень иррациональная, нелогичная точ­ка. Если вы попытаетесь понять Христа логически, то вы упустите главное — вы должны будете найти для этого какую-то другую логику. Ее называют «побочной логикой» — логи­кой, лежащей не на основной дороге. Основная дорога проло­жена Аристотелем; на ней доминирует он. Если вы хотите понять Христа, вы должны будете пойти по боковой тропин­ке, а не по главной дороге. Нет, вы никогда не встретите Христа на суперсовременной автостраде. Она занята логика­ми, профессорами, мыслителями, философами. Вы должны будете спуститься с нее и бежать в девственную природу.

Я вспоминаю одну историю. Один купец, очень старый человек, имел большой долг, а его кредитор был очень опасным человеком. Кредитор пришел в дом купца. Было, вероятно, утро вроде этого, зимнее утро. Купец сидел в своем маленьком саду. В том месте, где он сидел, двор был выложен белыми и черными камнями.

Его молодая прекрасная дочь также сидела рядом с ним. Кредитор пришел для того, чтобы пригрозить, что если купец не выплатит деньги по истечении определенного срока, то он будет брошен в тюрьму как минимум на двадцать лет. Но он несколько смягчился, глядя на прекрасную девушку. Он предложил следующее. Он сказал: «Я знаю, что ты не можешь уплатить свой долг и что по закону ты должен быть брошен в тюрьму на двадцать лет. Тебе почти семьдесят лет; это будет концом твоей жизни. Но я добр, я всегда был добр к тебе. Я предоставлю тебе возможность, и вот мое предложение: я возьму два камня, один черный и один белый, и положу их в мой мешок, а затем твоя дочь должна будет извлечь один из камней из мешка. Если она вытащит белый камень, то ты свободен от долга и с твоей дочерью ничего не случится. Если же она вытащит черный камень, тогда ты свободен от долга, но твоя дочь должна будет выйти замуж за меня».

Очень неохотно отец и дочь согласились, потому что у них не было другого выхода. Кредитор взял два камня. Когда он брал эти два камня, старый купец ничего не видел, потому что глаза его были полны слез, но острые глаза девушки смогли заметить, что тот взял два черных камня.

Теперь обычная логика была бессильна. Что делать? Два черных камня в мешке! Очевидным решением было заявить об обмане, но тогда это рассердило бы кредитора и он отомстил бы; отец был бы немедленно брошен в тюрьму. Сердить кредитора казалось не очень правильным решением. Тогда что же делать? Ведь что бы она ни вытянула, это будет черный камень. Логика здесь не работала.

На Западе есть один логик, творец новой логики. Он называет свою логику «побочной», его имя — де Боно. Он снова и снова рассказывает эту историю. И он говорит, что когда он рассказывает ее, люди спрашивают его: « Так что же делать?» Он говорит, что только один раз одна женщина встала и дала правильный ответ. Но, в то же время, она сказала: «Мой муж считает, что я не умею рассуждать логично».

Что же произошло? Что сделала девушка? Она не раскрыла обман; она не возражала против того факта, что он взял два черных камня. Она вытащила один камень из мешка, неловко покрутила его в руках и уронила на дорожку — и он был потерян. Там было много камней, среди них невозможно было найти тот, который она уронила. Она очень долго просила прощения. А затем предложила: «Давайте посмотрим на другой камень, на тот, что остался внутри. Если он черный, значит тот, что я уронила, должен был быть белым. Если он белый, то другой был черным». И старый кредитор ничего не мог поделать. Поражение было полным.

Это побочная логика. Она не на основном пути, она нелогична, она побочная. Вы идете не прямо, вы идете зигзагами.

Если вы хотите понимать Иисуса, вы должны идти немного зигзагами. Он является парадоксом — в этом значе­ние слова «Христос». В нем встречаются противоположнос­ти. Вот почему он все время называет себя сыном человечес­ким и, в то же время, сыном Божьим. Всякий, кто мыслит логически, скажет, что вы должны выбрать только одну из этих возможностей, а не обе вместе. Либо ты сын человека, и тогда кончено, не говори больше о сыне Божьем. Либо ты сын Божий, тогда не говори о сыне человеческом. Но он говорит о том и о другом, он имеет в виду и то и другое, он и есть и то и другое.

Каждый, фактически, является и тем и другим. Но вы не смотрите на самого себя, ваш ум зажат в логических структурах. Поэтому вы не смотрите ни на что, что является нелогичным в вас, что является диким в вас; вы просто отвергаете это, вы подавляете это. Вот как формируется бессознательный ум.

У вас только один ум, у Иисуса только один ум, у меня только один ум, но ваш ум разделен на две части. Вы создали внутри ума границы. Малую часть ума вы называете умом, а все остальное отвергаете. Эта отвергнутая часть становится подсознанием, и она мстит вам. Она все время сражается с вами. Вы расщеплены на части.

Все человечество является шизофреничным. Только изредка встречается человек, который не является шизофре­ничным, который является целостным и единым. Иисус является единым. Это и есть значение слова «Христос». В нем встречаются конечное и бесконечное.

Этот простой человек Симон, по прозвищу Петр,
отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живого.
Что имеет в виду этот Петр, когда говорит: «Сын Бога Живого»? Разве есть Бог мертвый? Да! И не только один бог, есть тысячи мертвых богов. Все прошлое является мертвым. Если вы цепляетесь за прошлое, вы цепляетесь за мертвых богов. Живой Бог всегда здесь и сейчас, потому что Бог имеет только одно время, и это время — настоящее. Он не имеет никакого прошлого, никакого будущего. Люди верят в богов прошлого, люди верят также в богов будущего. Иудеи, которые распяли Иисуса, верили в прошлые воплощения — в Моисея, в Авраама, в Иезекииля, во всех пророков; и они верили также в мессию, который должен явиться в будущем. А Иисус был здесь. Будущее уже пришло, прошлое уже исполнилось в нем. Прошлое и будущее встретились в нем - парадокс, Христос, — но они не смогли увидеть этого. Они все еще ждут прихода будущего мессии.

Запомните, Бог никогда не бывает в прошлом. Прошлое всегда мертво, а Бог не может быть мертвым. Все боги прошлого являются мертвыми богами. Это означает, что их нет здесь, они существуют только в вашей памяти. Для Бога нет также и никакого будущего. Для Бога существует только настоящее. С этой позиции, с этой вершины нет никакого будущего — есть только настоящее.

Слышали ли вы о таком научном факте, что если часы движутся со скоростью света, то они останавливаются? Это прекрасное явление: время останавливается само по себе. А все священные писания утверждают, что Бог есть свет. При такой скорости время останавливается. Нет никакого про­шлого, нет никакого будущего, есть только настоящее. Стрел­ки часов не движутся. Они остаются, остаются навсегда на одном и том же месте.

Нет никакого будущего Бога; нет никакого прошлого Бога; есть только Бог как жизнь здесь и сейчас.

Таково значение слов «Сын Бога Живого». Христиане неправильно интерпретировали это. Они говорят: «Бог инду­сов является мертвым, бог иудеев является мертвым, бог мусульман является мертвым, только христианский бог является живым». Они неправильно интерпретируют все это. Нет, христианский бог тоже мертв. Прошлое является мерт­вым. Все, что становится прошлым, является мертвым, а все, что является частью будущего, еще не родилось. Бог есть. Эта «естьность» и есть Бог, настоящее присутствие, абсолютное присутствие здесь и сейчас.
Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах.
Иисус сказал: «Блажен ты, Симон. Потому что: не плоть и кровь открыли тебе это. Потому что все, что ты увидел, невозможно увидеть глазами плоти. Все, что ты увидел, не может быть увидено тобой. Это возможно только в том случае, если Бог раскрыл это тебе; это возможно только тогда, когда бесконечное спустилось на тебя, когда случилось благоволение Божье».
Вы не можете осознать Бога, потому что вы сами являетесь барьером. Вас нет здесь, Бог реализует себя в вас.
Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах.
Однажды Александр спросил Диогена: «Что ты думаешь о Боге?»

Диоген сказал: «Не имеет значения, что я думаю о Боге. Единственное, что имеет значение, это то, что Бог думает обо мне».
Это абсолютно правильно: не имеет значения, что вы думаете о Боге. Какое это может иметь значение? Единствен­ное, что имеет значение, это то, что Бог думает о вас. Ваша философия, ваши мысли, ваши доктрины, ваши символы веры — все не имеет смысла, все вздор, все ненужный хлам.

Будьте безмолвны. Вам не нужно думать о Боге. Когда мышление прекращается. Бог начинает думать о вас, забо­титься о вас, удовлетворять вас. Он приходит. Он становится гостем.
И Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее.
...человек малой веры, но все-таки имеющий веру. Иисус говорит: «Я построю свою церковь на твоем камне, и врата ада не одолеют ее».

Иисус собрал вокруг себя очень простых людей. Он был великим учителем, который мог глубоко заглянуть в челове­ка и увидеть его способности и возможности.
О Микеланджело рассказывают, что однажды он на­ткнулся на огромную глыбу мрамора, которая была выброше­на строителями. Он спросил строителей: «Почему вы выбро­сили эту глыбу?»

Они ответили: «Она бесполезна».

Микеланджело засмеялся и сказал: «Кто сказал вам, что она бесполезна? Я уже вижу ангела, ожидающего освобождения из этого камня, заключенного в нем ангела, заключен­ную в нем красоту. Отправьте этот камень в мою студию. Ангел нуждается в некоторой помощи. Эта глыба не беспол­езна».
Никакой человек не является бесполезным. Так же, как мрамор позволяет художнику, скульптору трансформиро­вать его, чтобы высвободить заключенную в нем красоту, так и вы должны позволить трансформировать вас, а для этого нужна вера — пусть хоть немного, этого будет достаточно. Необходимо немного доверия, и Христос сможет высвободить из Симона нечто, что может стать основополагающим камнем для его церкви, для его семьи, для его общества, для тех людей, кто собирается любить его и следовать за ним.
И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.

Тогда Он запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос.
...Ключи царства небесного. Он говорит: «Я дам тебе ключи от небес, и все, что будет высвобождено этими ключа­ми на земле, останется высвобожденным на небесах; все, что освобождено на земле, останется свободным и на небесах, потому что все, что случается на земле, будет случаться также и на небесах. Где бы вы ни были прямо сейчас, вы будете там».

И Иисус говорит: «Я дам тебе ключи...» Какие ключи? Есть, фактически, только один ключ, и этот ключ связан с проблемой: как совершить самоубийство эго, как совершить убийство самого себя, как стать «не-я», как быть и как в то же время быть без «я». Это единственный ключ, а все остальные ключи являются просто вспомогательными; все другие ключи просто помогают основному и главному — как избавиться от эго. И врата раскроются...

Я слышал историю о том, что когда Иисус умер и достиг небес, архангел Гавриил встретил его у ворот и спросил: «Какие у тебя планы, какая работа из тех, что ты начал, могла бы быть продолжена на земле?»

Иисус сказал: «Я оставил там двенадцать мужчин и несколько женщин, которые должны будут распространять мое откровение до тех пор, пока оно не достигнет каждого сердца и каждого ума на земле».

Архангел сказал: «А если они подведут тебя, есть ли у тебя еще и другие планы?»

Иисус улыбнулся и сказал: «Я рассчитываю на них. У меня нет никаких других планов».

Он рассчитывает на любовь, рассчитывает на этих простых сельских жителей — он рассчитывает на них: у него нет больше никаких планов, их и не может быть.

Медитация является ключом. Отсутствие эго является ключом, и единственным планом является распространение любви по всей земле.

Я тоже рассчитываю на вас, на вашу любовь, на ваше доверие, на вашу отвагу. Я тоже даю вам ключ. Не исполь­зуйте его только для себя — используйте его сначала для себя, а потом распространяйте его; потому что все заключены в глыбе камня и все нуждаются в освобождении.
Тогда Он запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос.
Почему? Потому что такие вещи раскрываются в дове­рии и не могут быть рассказаны другим. Эти вещи раскрываются в любви.

Вы называете меня Бхагаван. Это из-за вашей любви. Она может раскрыться в вас. Когда вы говорите с другими, не говорите им об этом. Это будет раздражать их, и не будет иметь никакого смысла. Они начнут возражать против этого.

Вы любите меня. Благодаря вашей любви вы видите нечто, чего они не могут видеть, пока также не полюбят.

Иисус сказал: «Не говорите им. Вы осознали истину. Вы увидели во мне вертикаль, но не говорите это другим. Они не поймут. Они поймут неправильно. Они будут оскорблены: потому что то, что познано благодаря любви, может быть понято только с помощью любви».
Беседа 4

Самоотречение есть дверь к блаженству, к красоте, к истине, к любви, к жизни, к Богу

14 декабря 1975г., Пуна
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Talks on the sayings of Jesus iconTalks on the sayings of Jesus
Канады, молодой немецкий хиппи со своей застенчивой подругой, изящная кареглазая девушка, которая, как я потом понял, управляла публичным...
Talks on the sayings of Jesus iconTalks on the sayings of Jesus
Благодаря нему рождество для них означало нечто большее, чем просто подарки под елкой, а пасха — нечто большее, чем просто охоту...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
www.pochit.ru
Главная страница