Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача)




НазваниеРядомсосмерть ю (воспоминания военного врача)
страница7/7
Дата публикации15.10.2013
Размер1,15 Mb.
ТипДокументы
www.pochit.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7

Прошло две недели, наступила середина апреля. Я лежал на железной кровати в полуподвале кирпичного трехэтажного здания, частично разрушенного бомбежками, которое располагалось в ущелье над крутой возвышенностью, покрытой густым мелким кустарником. И вдруг я увидел, как с возвышенности, без единого выстрела спускается к лагерю цепь за цепью американская пехота. Рядом лежащие пленные от неожиданности и безграничной радости оцепенели и никто не мог поверить в реальность свершившегося чуда – освобождения! Даже тяжелобольные начали сползать с кроватей с желанием увидеть освободителей.

Свобода! Какое это емкое слово! Мне кажется, что оценить глубокое содержание этого можно только в сравнении. Народная мудрость говорит: ’’Истина познается в сравнении!’’ Хронический голод, постоянное психологическое угнетение, угроза истребления, когда каждый из нас готовился к последней смертельной схватке с ненавистным врагом, и вдруг – свобода! В первые часы мы не могли до конца осознать и поверить в то, что наступил новый этап в нашей жизни. У многих из нас это вызвало непреодолимое желание мстить врагу. В один миг остатки немецкой охраны, офицеры комендатуры были выведены на центральную площадь лагеря. Центральная площадь! Если бы она могла рассказать о всех злодеяниях за все годы ее существования с времен первой мировой войны. Рассказывали, что еще в те годы расправы над русскими военнопленными проходили на этой площади. Здесь же и фашисты жестоко расправлялись с нашими в годы Второй мировой, именно здесь планировалось проведение массового истребления военнопленных при немецком отступлении под натиском союзных войск.

Но сейчас бывшие пленные без какой-либо команды сгоняли на эту площадь своих мучителей. Месть наша стала заслуженной карой извергам. Я, свидетель злодеяний, чинимых фашистами, утверждаю, что возмездие было справедливым!

Я понемногу стал передвигаться и по мере сил принимать участие в работе медиков. Невыносимо было смотреть на безнадежных больных в туберкулезном изоляторе. На их пылающих от лихорадки щеках, в тысклых глазах, на синеющих губах можно было прочесть лишь миг радости, сменяющийся продолжительной грустью и тоской, которые олицетворяли их обреченность. Каждый из них постоянно спрашивал, когда можно вернуться на Родину, не понимая, что дни их жизни сочтены – они умирали, но даже в мыслях не допускали того, что ни Родины, ни своих родных и близких им не увидеть.

Совершенно непредвиденные события в лагере вызвали много бессмысленных жертв. Освобождение оказалось настолько неожиданным, что никто не мог поверить в реальность этого. Уже с первых дней в лагерь начали подвозить достаточное количество консервированых продуктов питания, которые раздавались бывшим пленным в изобилии, без всякой системы и контроля. Буквально на второй день мы ощутили порочность такого питания – у всех нас развилась несостоятельность желудочно-кишечного тракта разной степени выражености в результате длительного голодного существования за время плена. Началась массовая гибель людей уже не от голода, а от неосторожного обильного употребления доброкачественной пищи, что в результате функциональной несостоятельности органов пищеварения приводило к рвоте, завороту кишок, развитию непроходимости или изнуряющему поносу, наростанию интоксикации и глубоким психическим нарушениям.

Мы срочно обратились к командыванию американских войск с настоятельной просьбой отдать под наш медицинский контроль распределение продуктов питания среди бывших пленных, что было выполнено незамедлительно. Чурбаков Тихон Николаевич, военврач, полковник санитарной службы, вместе с русскими медработниками взяли под строгий медицинский контроль распределение продуктов питания среди истощенных, все еще голодных людей. Было разработано меню щадяще-дробного питания, при котором пища выдавалась жидкой, небольшими порциями, чаще обычного и в ограниченных количествах. С согласия американской администрации была организована медицинская комиссия, которая занялась рекогностировкой ближайших районов Германии с целью выявления коечной сети больниц и санаториев для госпитализации и лечения больных и раненых бывших пленных.

Если бы меня спросили, что наиболее запомнилось после освобождения из плена, я бы не задумываясь, ответил: ’’Первая встреча с советским офицером и последующее возвращение на Родину’’. А происходило это так. Через некоторое время после освобождения нас из плена 9-й американской армией нам сообщили, что должна состояться встреча с представителем военной миссии Советской Армии. Эта весть со скоростью молнии облетела лагерь. По пребытию преставителя миссии в лагерь на площадь вышли не только те, которые могли самостоятельно передвигаться, но и те, кто был на костылях, истощенные и туберкулезные больные, которым помагали идти их товарищи. На открытый кузов грузовика взобрался немолодой офицер Советской Армии в звании подполковника. Все замерли и воцарилась абсолютная тишина, лишь непрерывно приглушено кашляли больные. Офицер понимал психологическое состояние изнеможденных голодом и холодом людей. Однако то, что произошло с многотысячной толпой освобожденных из плена людей спустя 2-3 минуты, потрясло всех. Миновало много лет, но даже сейчас я не могу без слез и содрагания вспоминать этот момент. Люди, как железные опилки к магниту, тянулись все ближе и ближе к представителю Родины, что нельзя было объяснить только одним желанием увидеть новую форму, о которой у большинства освобожденных не было никакого представления. Эту тягу, этот глубочайший интерес к нашему офицеру можно было сравнить только с безграничным стремлением матери услышать и увидеть своего ребенка после вынужденной и длительной разлуки с ним. Но вот все затаили дыхание и взоры людей устремились на прибывшего офицера. Эмоциональное напряжение было на пределе, на лицах людей была написана тревога, глаза блестели, а появившиеся росинки слез на ресницах быстро скатывались по щекам. Те, у кого нервная система оказалась более тренированной, кто еще мог управлять своими эмоциями, крепились. Все ждали известий. Вдруг будто какой-то невероятной силы толчок всколыхнул всех. В один миг начался все наростающий не просто плач, а сплошной рев многотысячной толпы. Подобного я никогда не видел и о таком не читал. Я не мог себе даже представить такой потрясающей картины невероятной радости десятков тысяч людей, переживших фишистские застенки. Это были не дети и не женщины, а взрослые мужчины, правда, истощенные до состояния скелетов, обтянутых морщинистой сухой кожей, с седеющими волосами. Это состояние обреченных на смерть людей, внезапно получивших свободу, можно было сравнить только со знаменитой картиной великого русского живописца Иванова ’’Явление Христа’’. И молодые, и люди в годах не стыдились своих слез радости и бурно реагировали на долгожданную встречу с человеком, который представлял Родину. Тот, кто побывал в плену вдали от Родины, кто почувствовал вкус чужого горького хлеба, кто годами ощущал свое бесправие – тот на всю жизнь запомнит, что для него Родина и как ее надо любить.

Прошло около месяца со дня освобождения из плена. За это время коллектив врачей, особенно русских, проделал огромную работу по сортировке, распределению и подготовке к транспортировке, а затем и направлению многотысячной армии больных и раненых в различные госпиталя, санатории и больницы Германии. Радостно было наблюдать, как с приобретением свободы, получением нормального питания и повышенного внимания к больным со стороны всего обслуживающего персонала с каждым днем состояние здоровья больных улучшалось, появились характерные для русского человека шутки и прибаутки с остротами о фашистах и их разгроме. И все же не было такого дня, чтобы больные, даже нетранспортабельные, при врачебном обходе не спрашивали, когда же их отправят домой.

И вот 14 мая 1945 г., ровно через месяц после освобождения из плена, был сформирован первый эшелон для отправки освобожденных русских военнопленных на Родину. Врачебной комиссией были тщательно отобраны только транспортабельные и выздоравливающие, а в качестве их сопровождающего врача единогласно выбрали меня, как наиболее пострадавшего за время пребывания в фашистском плену, особенно в этом лагере. Было также решено провести разьяснительную работу среди тех, кто по состоянию здоровья еще не мог быть отправлен на Родину. Однако, такая работа оказалась малоэффективной, настолько сильно было желание каждого скорее вернуться домой! Всем хотелось ехать на Родину немедленно, без промедления и активно включиться в работу по восстановлению разрушенной войной страны и ее народного хозяйства.

Провожать первый состав с освобожденными и возвращающимися домой вышли все, кто мог передвигаться и кто еще оставался в Геммере. Я попрощался со своими друзьями в надежде на скорую встречу с ними уже на Родине. Состав тронулся и на следующий день мы пересекли реку Эльбу, оказавшись в расположении своих войск – в одной из воинских частей, уже по-настоящему освобожденными из плена.

Впереди была дорога домой, на Родину и новая жизнь.шенного войной страны и ее хозяйства.ыть отправлен на Роди
иками и анды высылал е команды высылал на связь с антифашистаимдпольем. о пункта

крепления, при крайнем истощении, нередко теряя соз

а даже на расстояниелько рядов., который можно было есть
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconГ. А. Живоглазов Воспоминания машиниста
Эти "Воспоминания…" и другие материалы, относящиеся к Вычислительному центру и, частично, к нии-4 (ныне цнии-4) в целом, можно смотреть...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconАлександр Алексеевич Алексеев Воспоминания артиста императорских театров А. А. Алексеева
Знакомые имена действующих лиц делают эти воспоминания интересными, а их характер, не претендующей на серьезность, придает им анекдотическую...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconВоспоминания об участниках войны и воспоминания отдельных эпизодов войны
Русский должен умереть! под этим лозунгом фотографировались вторгнувшиеся на советскую землю нацисты
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconБлаженный старец Иоанн Оленевский-Краткое жизнеописание. Воспоминания. Акафист
Настоящее издание это попытка систематизировать имеющиеся сведения о жизни священноисповедника старца Иоанна Оленевского и воспоминания...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconДолжностная инструкция врача-детского хирурга
На должность врача-детского хирурга назначается лицо, имеющее высшее медицинское образование, прошедшее послевузовскую подготовку...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconОтчёт о проведении мероприятий в рамках городской воспитательной акции
Бородинского сражения и истории военного костюма. Воспитанникам рассказали о значении Бородинского сражения в войне 1812 года, о...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconДолжностная инструкция врача-физиотерапевта
Основной задачей врача-физиотерапевта является лечение и профилактика заболеваний, участие в восстановительном лечении больных с...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconМихаил Юрьевич Лермонтов родился в ночь со 2 (14) на 3 (15) октября...
Мать умерла очень рано, в 1817 году, в возрасте двадцати одного года. Поэт сохранил о ней лишь смутные, но идеальные воспоминания;...
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconДолжностная инструкция врача-радиолога
Настоящая должностная инструкция определяет должностные обязанности, права и ответственность врача-радиолога
Рядомсосмерть ю (воспоминания военного врача) iconДолжностная инструкция врача-генетика
Настоящая должностная инструкция определяет должностные обязанности, права и ответственность врача-генетика
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
www.pochit.ru
Главная страница